Доследование и аппеляционная жалоба о передачи уголовного дела на доследование

Доследование и аппеляционная жалоба о передачи уголовного дела на доследованиеПрактика возвращения уголовных дел прокурору судами свидетельствует о том, что применение пришедшей на смену институту дополнительного расследования процедуры вызывает определенные трудности, связанные с возможностью двоякого толкования новых процессуальных норм и наличием пробелов в регулировании соответствующих правоотношений.

 Чеховских Лариса Николаевна, Адвокат,
Гестион, www.gestion.ru

За время действия нового УПК РФ обозначились проблемы, затрагивающие некоторые принципиальные положения уголовного судопроизводства.

Практика возвращения уголовных дел прокурору судами свидетельствует о том, что применение пришедшей на смену институту дополнительного расследования процедуры вызывает определенные трудности, связанные с возможностью двоякого толкования новых процессуальных норм и наличием пробелов в регулировании соответствующих правоотношений.

  • Некоторые проблемы толкования института возвращения уголовного дела прокурору поможет решит данная статья.
  • Деятельность прокурора в уголовном процессе всегда была в центре внимания юридической науки и правоприменительной практики.
  • По закону прокурор призван нести ответственность за результаты уголовного преследования, использовать все предоставленные ему полномочия для устранения препятствий и обеспечения рассмотрения уголовного дела в судебном заседании.
  • Однако сложившаяся практика свидетельствует о существенных недостатках деятельности прокурора, приводящая к направлению в суд уголовных дел с невосполнимыми пробелами.

Изменившийся уголовно-процессуальный закон не предусматривает возвращение уголовного дела судом для производства дополнительного расследования в целях восполнения его неполноты, ориентируя прокурора на улучшение надзорной деятельности. Поэтому дополнительного осмысления требует проблема возвращения прокурору уголовного дела в порядке ст. 237 УПК, к которой в последнее время вызван повышенный интерес со стороны практических работников.

Может ли суд возвратить дело прокурору для проведения дополнительного расследования?

В настоящее время закон не предусматривает возможности возвращения дела судом для проведения дополнительного расследования в целях восполнения следствия (например, для проверки дополнительных версий), эта неполнота должна устраняться в судебном заседании.

В соответствии с требованиями ст.

237 Уголовно — процессуального кодекса РФ суд по ходатайству одной из сторон или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Целью возвращения судом дела прокурору является устранение существенных нарушений закона, препятствующих рассмотрению дела в суде, а не проведение дополнительного расследования.

Основания возвращения дела прокурору предусмотрены в ч. 1 ст. 237 УПК РФ. Основная доля уголовных дел возвращается прокурору на основании п. 1 ч. 1 ст.

237 УПК РФ: если обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения.

Данные нарушения должны быть существенными и неустранимыми в судебном заседании.

К таковым относятся нарушения, связанные с содержанием и формой обвинительного заключения или обвинительного акта (если обвинительное заключение подписано не правомочным лицом, не подписано следователем или прокурором; если обвинение, изложенное в обвинительном заключении или в обвинительном акте не соответствует по своему содержанию обвинению, сформулированному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и другие), а также нарушения, ущемляющие права участников уголовного судопроизводства и другие.

Например, отсутствие подписи следователя в постановлении о привлечении в качестве обвиняемой У. явилось основанием для возвращения прокурору на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ уголовного дела в отношении Г., У., Г., обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ст. 158 ч. 3 п. «а» УК РФ, ст. 161 ч. 2 п. « а, г» УК РФ.

В другом случае дело в отношении несовершеннолетнего С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст.

158 УК РФ (кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище), возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, в связи с нарушением права на защиту обвиняемого, которое выразилось в том, что законный представитель несовершеннолетнего не присутствовала при предъявлении обвинения несовершеннолетнему и при его допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого.

 Помимо основания, указанного в п. 1 ч. 1 от. 237 УПК РФ, суд может возвратить дело прокурору:

  • если копия обвинительного заключения или обвинительного акта (обвинительного постановления) не была вручена обвиняемому (на основании п. 2 ч. 1 ст. 237 УПК РФ);
  • если есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера (на основании п. 3 ч. 1 ст. 237 УПК РФ);
  • если имеются предусмотренные ст. 153 УПК РФ основания для соединения уголовных дел (п. 4 ч. 1 ст. 237 УПК РФ);
  • если при ознакомлении с материалами уголовного дела обвиняемому не разъяснены права, предусмотренные ст. 217 УПК РФ, предусматривающей право выбора формы судопроизводства (п. 5 ч. 1 ст. 237 УПК РФ);
  • если фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении (акте, постановлении) свидетельствуют о наличии оснований для квалификации действий обвиняемого, как более тяжкого преступления или таковые обстоятельства будут установлены в судебном заседании (п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ).

Так, в связи с наличием в действиях обвиняемого более тяжкого преступления возвращено прокурору дело по обвинению М. в совершении преступления, предусмотренного п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, с применением предметов, используемых в качестве оружия).

В момент рассмотрения дела в суде, потерпевшая умерла от телесных повреждений, полученных в результате действий обвиняемого, что потребовало переквалификации действия обвиняемого на более тяжкий состав (ч. 4 ст.

111 УК РФ — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего).

После возвращения дела прокурору по нему допускается проведение необходимых следственных действий в целях устранения нарушений закона, препятствующих его рассмотрению судом, в том числе предъявление обвинения в другой редакции. Проведение следственных действий направленных на восполнение следствия, в том числе допросы дополнительных свидетелей и другие не допускаются.

Постановление суда о возвращении дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ может быть обжаловано участниками процесса в апелляционную инстанцию в 10-дневный срок с момента его вынесения.

Лариса Никитина,

старший прокурор отдела государственных обвинителей прокуратуры Хабаровского края

Образец ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору в соответствии с п.1 ч.1 ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом (часть 5 статьи 264 УК РФ)

Федеральному судье ….. городского суда МО  

от адвоката Адвокатской конторы № 23 «Бутырская» 

Московской городской коллегии адвокатов 

Кусаева Алексея Николаевича,  

моб. тел. 8 916 758 01 00 

127015, г. Москва, ул. Бутырская, д. 6 

по уголовному делу № 11…. 

возбужденного …….. 2017 года 

по признакам преступления, предусмотренного 

о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его 

В производстве ………. городского суда МО имеется уголовное дело, возбужденное в отношении ………… по признакам преступления предусмотренного ч.5 ст. 264 УК РФ. 

Ознакомившись с материалами уголовного дела и обвинительным заключением, считаем, что уголовное дело подлежит возвращению прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, для устранения препятствий его рассмотрения судом. 

В соответствии со ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. 

Согласно со ст. 15 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.

Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты.

Суд создаёт необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления им прав. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.     

В соответствии с п.1 ч.1 ст.

237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствии его рассмотрения судом в случаях, если: обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта.   

По правилам, предусмотренным ч.1 ст.

220 УПК РФ в обвинительном заключении следователь указывает: 1) фамилии, имена, отчества обвиняемого или обвиняемых; 2) данные о личности каждого из них; 3) существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела; 4) формулировку предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса РФ, предусматривающих ответственность за данное преступление; 5) перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и краткое изложение их содержания; 6) перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты, и краткое изложение их содержания; 7) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 8) данные о потерпевшем, характере и размере вреда, причинённого ему преступлением; 9) данные о гражданском истце и гражданском ответчике.    

Между тем, расследованием уголовного дела не установлено место совершения преступления.  

Так, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от …… 2018 года (т. 2 л. д. 225) указано место: «…двигался по прямолинейному горизонтальному участку 470+300 км автодороги ….., в направлении г. Москва, проходящей по территории ………..МО……», то есть 470+300 км = 770 км – фактически место происшествия находится за пределами МО.

Читайте также:  Как получить свидетельство ИНН - Юридическая консультация онлайн

Аналогичная фабула произошедшего указана в обвинительном заключении. При этом сведения о месте происшествия, указанных в итоговых документах уголовного дела (постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении) кардинально отличаются от информации зафиксированной в материалах производства.

Считаю это грубейшим нарушением уголовно-процессуального законодательства, которое невозможно устранить в судебной процессии, так как суд не может давать оценку таким документам как обвинительное заключение и постановление о привлечении в качестве обвиняемого, а тем более проводить расследование уголовного дела с целью определения места совершения преступления. Полагаю, это заслуживает внимания.  

Кроме того, вышеуказанном постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительном заключении указано: «…обязывающих водителя знать и соблюдать относящиеся к нему требования правил, знаков разметки, ч.1 п. 1.

5 тех же Правил, обязывающих водителя действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда, ч.1 п. 10.1 ПДД РФ…». В резолютивной части итоговых документах следствие также ссылается на часть 1 п.1.5 и 10.1 ПДД РФ. При этом в п. 1.5 и 10.

1 ПДД РФ отсутствует часть 1, то есть её не существует в принципе.

Орган предварительного следствия не является законодательным органом и не имеет права/полномочий надумывать свои атрибуты – это прямое нарушение уголовно-процессуального закона по уголовным делам в сфере ДТП, тем более указанных в итоговых документах.    

Далее, стороной защиты в рамках предварительного следствия несколько раз было заявлено ходатайство о прекращении уголовного преследования в отношении Р.……….. в связи с отсутствием состава преступления.

При этом сторона защиты ссылалась на проведённое доцентом кафедры «Организация и безопасность движения»» Московского автомобильно-дорожного государственного технического университета (МАДИ) В……. автотехническое исследование (т. 2 л.д.

130-151), которое своим заключением делает вывод о непричастности Р……… к совершению инкриминируемого преступления.

Между тем следователь указанное доказательство в ряд доказательств в обвинительном заключении, на которое ссылается сторона защиты, не включила, тем самым нарушила право на защиту. Тем более установленная экспертным путём невиновность Р……….. следствием ни чем не опровергнута.  

Данное нарушение искажает принцип состязательности и равноправие сторон, явно отражающий, по моему мнению, обвинительный уклон предварительного следствия.     

 Согласно ч.3 ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Это предполагает предоставление участвующим в судебном разбирательстве сторонам обвинения и защиты равных процессуальных возможностей по отстаиванию своих прав и законных интересов, включая возможность заявления ходатайств, обжалования действий и решений суда, осуществляющего производство по делу.   

Конституционный Суд РФ в Постановлениях от 10 декабря 1998 года по делу о проверке конституционности части второй статьи 335 УПК РФ РСФСР, от 15 января 1999 года по делу о проверке конституционности положений частей первой и второй статьи 295 УПК РСФСР и от 14 февраля 2000 года по делу о проверке конституционности положений частей третьей, четвёртой и пятой статьи 377 УПК РСФСР указывал, что необходимой гарантией судебной защиты и справедливого разбирательства дела является равно предоставляемая сторонам реальная возможность довести свою позицию относительно всех аспектов дела до сведения суда, поскольку только при этом условии в судебном заседании реализуется право на судебную защиту, которая, по смыслу статьи 46 (части 1 и 2) Конституции РФ и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, должна быть справедливой, полной и эффективной.    

Кроме того, в соответствии с ч. 4 Постановления Конституционного суда РФ от 08.12.

2003 № 18-П «По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» из статей 215, 220, 221, 225 и 226 УПК РФ, в соответствии с которыми обвинительное заключение или обвинительный акт как итоговые документы следствия или дознания, выносимые по их окончании, составляются, когда следственные действия произведены, а собранные доказательства достаточны для составления указанных документов, вытекает, что если на досудебных стадиях производства по уголовному делу имели место нарушения норм уголовно-процессуального закона, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованием данного Кодекса.  

Так, не углубляясь в процесс расследования и доказательную базу, хотелось бы отметить, что по уголовным делам в сфере ДТП осмотр места происшествия и приложение к нему в виде схемы, является самым главным документом, соответственно и доказательством.  

При этом, протокол ОМП и схема к нему (т.1 л.д.12-33) составлены с грубым нарушением УПК РФ, а именно: время составления схемы 09 часов 10 минут, а следственное действие – осмотр места происшествия проведено в период времени с 09 часов 47 минут по 13 часов 20 минут. Между тем, согласно части 8 ст. 166 УПК РФ схема является приложением к протоколу ОМП.  

 Кроме того, указанная в схеме дорожная обстановка ДТП с указанием произведённых замеров не отражена в описательной части ОМП – то есть в схеме указаны замеры расположения обстановки, а в ОМП они отсутствуют.  Более того, в протоколе ОМП имеются незаполненные пробелы для вписания числового значения (что явно видно визуально).  

Таким образом, данный протокол осмотра места происшествия и схема к нему являются недопустимым доказательством, так как согласно ст. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г.

№ 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»: «доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами». 

Также хотелось бы отметить, что схема составлялась для оформления административного правонарушения сотрудником ГИБДД – это видно по бланку (где написано «Схема места совершения административного правонарушения»), хотя материалы административного правонарушения не приобщены к материалам уголовного дела.

Тем более, следователь отказывая в удовлетворении ходатайства защиты, в частности, и отказывая в признании недопустимости в качестве доказательств ОМП и схемы к нему, прямо указывает, что «…прибыл экипаж ГИБДД, инспектор которого начал составлять схему места совершения административного правонарушения….

 

…09.10 минут – время начала составления схемы, что соответствует времени прибытия экипажа ГИБДД… 

…сотрудник ГИБДД – М……, который осуществил составление схемы места административного правонарушения, которая была приобщена к протоколу осмотра места происшествия…» (т.2 л.д. 211-217). Тем самым следователь сама не отрицает, что схема составлялась именно к материалам административного правонарушение, а никак не к осмотру места происшествия регламентированных в рамках УПК РФ.  

Следует отметить, что стороной защиты ранее неоднократно поступали ходатайства в адрес следствия о проведении автотехнической судебной экспертизы с целью установления механизма ДТП и места столкновения автомобилей.

Однако следствием данные доводы грубо проигнорированы и в удовлетворении ходатайств было необоснованно отказано, ссылаясь на то, что им самим было установлено место столкновение на месте происшествия и согласно материалам уголовного дела, в частности, в соответствии сведений отражённых в протоколах допросах свидетелей (которые между собой противоречивы) – на мой взгляд могут быть субъективными.  

По моему мнению, при назначении автотехнической судебной экспертизы следователи по надуманным основаниям не поставили перед экспертом вопрос о месте столкновения и механизме ДТП, что ярко подчеркивает необъективность и односторонность проведения предварительного следствия при расследовании данного уголовного дела.  

В связи с чем, сторона защиты была вынуждена инициировать проведение автотехнического исследования, в ходе которого установила обстоятельства совершения ДТП.  

Кроме того, в рамках не проведены очные ставки, следственные эксперименты и др. следственные действия для устранения противоречий, однако указанные в ходатайствах недочёты следствием необоснованно и по надуманным основаниям игнорировались, чем нарушили право на защиту. Хотя по принципу равноправия расследование уголовного дела должно быть всесторонним и объективным.  

Подводя итог вышеописанному, можно с уверенностью утверждать, что без устранения указанных нарушений судом будет невозможно рассмотреть уголовное дело должным образом.     

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.ст. 53, 237 УПК РФ, 

Возвратить данное уголовное дело прокурору для устранения препятствий рассмотрения его судом в порядке ст. 237 УПК РФ. 

Адвокат______________/Кусаев А.Н./

Прекращение дела или переквалификация?

Этот случай для адвокатской практики может быть интересен самим фактом события – уголовное дело было возвращено прокурору по ходатайству не защитника, а представителя потерпевшего.

Читайте также:  Агентский договор с ресурсоснабжающими организациями через управляющую компанию

Постановлением о возврате дела прокурору суд разъяснил гособвинению, что ссылка адвоката на редко используемое на практике Постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г.

№ 18-П «О проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» оправданна и процессуально обоснована.

В апреле 2020 г. несовершеннолетний Х. назвал в соцсети малознакомую собеседницу дурочкой. О времена, о нравы! Мы снова возвращаемся в пушкинскую эпоху! Еще совсем недавно мальчики называли малознакомых девочек словами, которые не только неловко произносить вслух, но и трудно написать технически.

А тут – «дурочка»! У человека, который является очевидцем сетевых «батлов» с использованием «подвальной» лексики, это слово ассоциируется с кринолинами, поклонами и нежным трепетом штор. Но девочка о гусарах, очевидно, не слышала и сообщила другому знакомому, В., что оскорблена.

Это сообщение, видимо, было сформулировано таким образом, что можно было вообразить, не подумывает ли она наложить на себя руки. Тогда, чтобы этого не случилось, В. встретился с Х. и «наложил руки» на него. Рванув на себе майку как Доцент в «Джентльменах удачи», он нанес юноше не менее 15 ударов по лицу.

По результатам судмедэкспертизы у потерпевшего был диагностирован закрытый перелом костей лицевого скелета и закрытая черепно-мозговая травма, что было квалифицировано как вред здоровью средней тяжести, и он был привлечен к ответственности по ч. 1 ст. 112 УК РФ.

Но, как во многих уголовных делах, неочевидных явлений в этом деле было куда больше, чем очевидных. Так, В. избивал Х.

, не имея для этого повода, в общественном месте, публично раздевшись до брюк, в присутствии несовершеннолетних разных возрастов, презрев общественные представления о морали и нравственности.

Зная это из материалов уголовного дела, даже первокурсник юридического факультета наверняка задастся вопросом: почему, собственно, деяние было квалифицировано по ч. 1 ст. 112, когда из обстоятельств дела следует, что ч. 2 этой статьи не миновать? И здесь начинается самое интересное…

В течение почти года Х. и его законный представитель органом уголовного преследования не признавались потерпевшими, в то время как орган дознания заявлял о виновных лицах как о «неустановленных», что, по его мнению, давало дознавателю, несмотря на требования ст. 223 УПК, право продлевать сроки дознания бесконечно.

Гадать о причинах столь небрежного (или, напротив, старательного?) отношения к службе, думаю, бессмысленно. Тем временем срок привлечения В. к уголовной ответственности истек. Дело в том, что преступления по ч. 1 ст. 112 УК в соответствии с требованиями ст. 15 Кодекса относятся к преступлениям небольшой тяжести, а обвиняемый на тот момент был несовершеннолетним.

В совокупности это породило ситуацию, при которой, согласно ст. 78 УК, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли два года. В отношении несовершеннолетних этот срок составляет год. Таким образом, орган дознания создал, на мой взгляд, искусственные условия для освобождения В. от уголовной ответственности.

В конце концов дело было направлено в суд.

В суде после состоявшегося судебного следствия адвокаты заявили два ходатайства. Защитник подсудимого – о прекращении уголовного преследования в связи с истечением сроков привлечения к уголовной ответственности. Я как представитель потерпевшего, не согласившись с квалификацией преступного деяния, – о возвращении дела прокурору на основании п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК.

В своем ходатайстве я пояснил, что в соответствии с п. 6 ч. 1 ст.

237 УПК судья по ходатайству стороны возвращает дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, если фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном акте, свидетельствуют о наличии оснований для квалификации действий обвиняемого как более тяжкого преступления либо в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства установлены фактические обстоятельства, указывающие на наличие оснований для квалификации действий указанного лица как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния.

По смыслу закона основанием для возвращения дела прокурору являются существенные нарушения УПК, допущенные на досудебной стадии производства по делу, не устранимые в ходе судебного разбирательства, в силу которых исключается возможность вынесения судом приговора.

Я обратил внимание суда также на Постановление КС от 8 декабря 2003 г. № 18-П, а именно – на содержание ст.

215, 220, 221, 225, 226 УПК, в соответствии с которыми обвинительное заключение или обвинительный акт как итоговые документы следствия или дознания, выносимые по их окончании, составляются, когда следственные действия по делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления указанных документов.

Из этого следует, что если на стадии дознания допущены нарушения УПК, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованиями Кодекса. Таких нарушений, по моему мнению, в данном деле было достаточно.

Кроме того, я указал, что согласно ст. 73 УПК обстоятельствами, подлежащими доказыванию при производстве по уголовному делу, являются среди прочих событие преступления, время, место, способ и другие обстоятельства его совершения, а также характер и размер вреда, причиненного преступлением. В данном деле упомянутые обстоятельства были установлены и оценены не в полном объеме.

В ходатайстве о возвращении дела прокурору я сослался и на правовую позицию Верховного Суда РФ, изложенную в Постановлении Пленума от 15 ноября 2007 г.

№ 45, согласно которой под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека, которые совершены без повода или с использованием незначительного повода (хулиганские побуждения при совершении преступного деяния, предусмотренного ст. 112 УК, являются квалифицирующим признаком ч. 2 ст. 112 Кодекса). В названном постановлении отмечено также, что при решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, судам следует учитывать способ, время, место их совершения, а также интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства.

Явное неуважение к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним.

Суду надлежит установить, в чем конкретно выражалось грубое нарушение общественного порядка, какие обстоятельства свидетельствовали о явном неуважении виновного к обществу. В рассматриваемом деле В.

частично сорвал с себя одежду, демонстрируя обнаженное тело в качестве доминанты, побои несовершеннолетнему он наносил в общественном месте – на детской площадке открытого типа у магазина в садовом обществе, в присутствии несовершеннолетних, включая не достигших 16-летнего возраста, в том числе девочек.

Поэтому у органа уголовного преследования были, на мой взгляд, все основания усмотреть в действиях обвиняемого хулиганские побуждения. Но вместо этого дознаватель уклонился не только от оценки данных обстоятельств, но и от упоминания об этом.

Кроме того, как отмечалось в ходатайстве, суду необходимо достоверно установить наличие у лица прямого умысла, направленного на грубое нарушение общественного порядка и проявление явного неуважения к обществу. В том, что В.

наряду с умыслом причинить вред здоровью Х.

имел умысел на запугивание присутствующих и постановку себя в господствующее положение методами, подлежащими осуждению не только моральными критиками, но и теоретиками уголовного права, у дознавателя, по моему мнению, не должно было остаться сомнений.

В итоге суд, согласившись с доводами ходатайства, постановил, что органы дознания не оценили, повлекли ли действия обвиняемого грубое нарушение общественного порядка, общепризнанных норм и правил поведения в обществе, безопасности в публичных местах; не нарушили ли они спокойствие неопределенно большого круга лиц, нормальные условия жизни и деятельности граждан; усматриваются ли в поведении подсудимого признаки явного неуважения к обществу, можно ли констатировать противопоставление со стороны В. себя обществу, а также демонстрацию собственной исключительности (демонстративное снятие с себя одежды перед избиением потерпевшего) с целью причинения телесных повреждений потерпевшему из хулиганских побуждений, а не по мотиву личной неприязни.

Суд постановил, что доводы представителя потерпевшего, изложенные в ходатайстве о возвращении дела прокурору, в части несоответствия квалификации действий подсудимого и необходимости переквалификации по более тяжкому составу заслуживают внимания и нуждаются в тщательной проверке и надлежащей оценке со стадии предварительного расследования.

Как указано в постановлении, обстоятельства, установленные в судебном заседании, не могут быть восполнены при рассмотрении уголовного дела, так как это отразится на всесторонности и объективности при принятии окончательного решения, поскольку согласно ч. 3 ст. 15 УПК суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты, а создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных прав и обязанностей.

Таким образом, как заключил суд, по делу имеются препятствия для его рассмотрения, предусмотренные п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК, влекущие возвращение уголовного дела прокурору с целью их устранения.

Читайте также:  Статус земельного участка временный - Юридические консультации онлайн

Этим же постановлением ходатайство защитника подсудимого о прекращении уголовного дела суд признал преждевременным и оставил без рассмотрения на основании возвращения дела прокурору.

Было в этом деле еще одно примечательное событие, отраженное в постановлении суда.

Гособвинитель, помощник прокурора Новосибирского района Новосибирской области, возражала против удовлетворения ходатайства представителя потерпевшего о возвращении дела прокурору, мотивируя тем, что предварительное расследование проведено в полном объеме, а действиям обвиняемого дана верная юридическая оценка. В связи с этим она просила суд удовлетворить ходатайство защитника подсудимого и прекратить уголовное преследование В. в связи с истечением срока давности.

Постановлением мирового судьи от 15 сентября уголовное дело было возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Такие судебные акты встречаешь с удовлетворением не только потому, что суд прислушался к доводам адвоката потерпевшего вопреки доводам гособвинителя, но и в связи с тем, что подобные решения требуют высокой судейской самоидентификации, непредвзятости и беспристрастности.

Пленум ВС закрепил правила возобновления уголовных дел — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Уголовные дела могут возобновить по заключению прокурора по новым и вновь открывшимся обстоятельствам — это закреплено в Уголовно-процессуальном кодексе. 14 декабря Пленум ВС утвердил постановление-руководство по применению этих норм, которое обсуждалось ранее. В документе уточняется, какие именно обстоятельства являются «новыми» и «вновь открывшимися», признается, что судейские злоупотребления — это безусловное основание для пересмотра приговора, и закрепляются правила обжалования пересмотренных по обращению прокурора решений.

Пленум подчеркивает: приговор по уголовному делу можно пересмотреть по новым или вновь открывшимся обстоятельствам даже после его вступления в законную силу. Рассматривала ли дело апелляционная, кассационная или надзорная инстанция — пересмотреть могут любое решение.

В возобновленном процессе могут изучаться не только итоговые приговоры, но и промежуточные судебные решения, например постановления суда по вопросу, связанному с исполнением приговора.

Вновь открывшиеся обстоятельства — это обстоятельства, которые имели место на момент вступления судебного акта в законную силу, но не были известны суду. К ним, например, относятся преступные действия потерпевшего, свидетеля, эксперта, переводчика, дознавателя, следователя, прокурора, судьи и других лиц.

Например, если адвокат представил в качестве доказательства поддельный документ, это может стать основанием для пересмотра дела. В таком случае суду нужно сначала разобраться, привели ли преступные действия к вынесению незаконного, необоснованного и несправедливого решения. 

А если речь идет о преступных действиях судьи или присяжного, то решения по делу всегда подлежат отмене с передачей уголовного дела на новое разбирательство.

К «новым» Пленум ВС относит обстоятельства, которые не были известны суду на момент вынесения решения и которые исключают преступность и наказуемость деяния. К ним не относятся поправки в УК о декриминализации какого-либо проступка.

Наступление новых общественно опасных последствий от преступления является основанием для предъявления обвинения в совершении более тяжкого преступления, и это Пленум также относит к «новым обстоятельствам».

Некоторые статьи Уголовного кодекса, например ст. 264.1 УК о повторном управлении автомобилем в нетрезвом виде, содержат положения об «административной преюдиции». То есть к уголовной ответственности привлекаются только те, кто уже понес административную.

ВС подчеркивает: отмена административного наказания не является основанием для пересмотра приговора по уголовному делу по новым обстоятельствам. Поэтому добиваться изменения наказания придется в обычном порядке — через кассацию и надзор.

Фигурант дела может оспорить в суде в порядке ст. 125 УПК решение прокурора, который возбудил производство ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств или, наоборот, отказался это делать. Жалобу должен рассматривать районный суд по месту нахождения прокурора.

Если ее подал осужденный, который находится в колонии, но хочет присутствовать при рассмотрении заявления, по решению суда ему обеспечивается возможность участвовать в заседании лично или по видео-конференц-связи. При этом осужденный имеет право пользоваться помощью адвоката, в том числе по назначению.

Заключение прокурора о возобновлении производства должен рассматривать суд, который вынес последнее решение по уголовному делу.

Если этот суд отменит обвинительный приговор и передаст дело на новое разбирательство либо вернет его прокурору, он должен также решить вопрос о мере пресечения в отношении осужденного.

Если прокурор обратился с требованием исправить излишне мягкий приговор осужденному, то суд должен внимательно проверить сроки, прописанные в ст. 414 УПК. Ужесточить наказание можно только в пределах срока привлечения к уголовной ответственности. А со дня открытия вновь открывшихся обстоятельств должно пройти не больше года до обращения в суд.

Судебный акт, принятый по заключению прокурора о возобновлении производства по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, вступает в законную силу с момента вынесения. Обжаловать его можно в кассационном порядке. 

Если суд изменил приговор или принял итоговое решение, например отменил приговор, прекратил уголовное дело, жалоба на это решение рассматривается по правилам сплошной кассации, во всех остальных случаях — по правилам выборочной кассации.

Постановление Пленума ВС от 14 декабря 2021 года № 43 «О применении судами норм главы 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств по заключению прокурора».

Уголовное дело возвращено прокурору (истек срок следствия)

Итак, мы зашли в предварительное слушание. Оно закончилось довольно быстро возвращением уголовного дела прокурору по ходатайству защиты.

К этому ходатайству было приложено постановление суда из публикации «Пересоставление обвинительного заключения. Раз плюнуть?» — прямо с Праворуба скачал и степлером прикрепил. И у суда вопросов не осталось, потому что нарушения аналогичные (подробно они описаны в указанной публикации).

Итого: два дела в течение одного года двумя разными судами возвращены прокурору по одним основаниям. Типичные ошибки следователей. Сколько еще дел с такими ошибками? Сколько таких ошибок осталось незамеченными?

Помимо указанного в этом деле было еще одно нарушение, также неоригинальное, описанное в публикации «Прокурор исключает недопустимые доказательства», документы из которой я в ходатайстве также использовал в качестве приложения. Еще раньше это нарушение обсуждалось с коллегами по вопросу «Руководитель следственного органа возвращает дело следователю на доследование. Когда?» 

Это старая запущенная проблема незаконного продления срока предварительного следствия через «доследования», приостановления-возобновления, когда следователи вместо похода в высокие кабинеты за продлением срока, откуда выйти без потерь не получится, «рисуют» себе эти сроки сами, раз за разом «пририсовывая» месяц, еще месяц, еще… Профессионалы понимают, о чем я. 

Ладно бы они это делали с соблюдением хоть каких-то правил приличия, но ведь нет. Подробностями их неприличия утомлять читателей не буду, они детально разобраны в указанном выше кулуарном обсуждении и изложены в документах по настоящему уголовному делу. 

  • В сухом остатке картина следующая:
  • 1) срок по делу (12 месяцев) истек и продлен не был, следствие по делу закончено также не было (требования ст. 215-220 УПК РФ не выполнены),
  • 2) руководитель следственного органа незаконно «пририсовал»следователю месяц, вернув незаконченное расследованием дело на «доследование»,
  • 3) по результатам незаконного «доследования» дело ушло в прокуратуру, откуда вернулось для пересоставления обвинительного заключения,
  • 4) взявшись пересоставить обвинительное заключение, следователь срок для этого у руководителя следственного органа не получил.

Итог: обвинительное заключение составлено после истечения срока следствия (тут две версии, когда он истек — когда ему исполнилось 12 месяцев, или когда дело ушло в прокуратуру, а по возвращении он установлен не был), но в любом случае — закономерное применение судом ст. 237 УПК РФ.

Апелляционная инстанция Мосгорсуда с постановлением районного суда согласилась, отказав прокурору в удовлетворении его представления. 

П. С. Читайте Праворуб! Ответы на многие вопросы уже найдены и на Праворубе выложены. Пользуйтесь. Списывайте. 

П. П. С. Очень признателен за годичной давности кулуарное обсуждение Мамонтову А. В., Ильину А. В., Пятицкому Е. Ф., Галкину К. С. и всем принявшим участие.

Обновлено 22.09.2020:

Указанная выше дилемма о моменте истечения срока предварительного следствия 

тут две версии, когда он истек — когда ему исполнилось 12 месяцев, или когда дело ушло в прокуратуру, а по возвращении он установлен не былразрешена опубликованным сегодня апелляционным постановлением Мосгорсуда: срок истек в 12 месяцев. Постановление Мосгорсуда прилагаю.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *