Как решить этот вопрос: я работал в такси, был ИП. В 2010г. в июне меня пытались лишить жизни

Истории многих успешных бизнесов начинались с людей, которые стали предпринимателями вынужденно. И причины тут совершенно разные: нет шансов на карьерный рост, нет надежды что-то поменять внутри компании, будучи наемным сотрудником, сокращение или увольнение.

Человек, который уходит из найма в свой бизнес, вынужден решать невероятное количество проблем, с которыми он раньше никогда не сталкивался. Как показывает наша аналитика, одним из самых больных вопросов является часть, связанная с бухгалтерией, регистрацией бизнеса, налогами, отчетностью.

Предпринимателю нужно разбираться в законодательстве, открывать счета, эквайринг, ВЭД, зарплата сотрудников — отдельный вопрос. Сейчас рынок двигается в сторону облегчения этих болей.

Например, мы запустили сервис для ИП на УСН 6%, который считает налоги и формирует отчетность автоматически, без участия предпринимателя, сильно упростили работу с ВЭД, сами формирует все документы по сделкам.

Вместе с нами развернулись лицом к предпринимателям «Модульбанк» и «Тинькофф Банк».

Кроме того, на рынке уже давно есть «Мое Дело», «Эльба», «Кнопка» — ребята берут на себя бухгалтерскую и юридическую рутину. Даже крупные банки стали смотреть в сторону малого и среднего бизнеса — сервисы «Сбербанка» и «Альфа-банка» значительно улучшились за последний год. 

А теперь истории..

1. От шоу-бизнеса к школе сёрфинга

Как решить этот вопрос: я работал в такси, был ИП. В 2010г. в июне меня пытались лишить жизни

Марина Муканова, сооснователь школы сёрфинга в LA

Я уехала учиться в LA, но грянул кризис и весь мой план разрушился, пришлось срочно придумывать новый.

В Москве я была известным PR-щиком в шоу-бизнесе, работала с Валерией, Дискотекой Аварией, Славой и другими звездами.

В общей сложности так я проработала порядка 10 лет, но потом начались соцсети, Instagram и прочий digital, и работать в классическом PR стало откровенно скучно.

Я решила, что пора кардинально пересмотреть сферу деятельности, поэтому уехала учиться в США, поступила в университет в LA, но во время учебы продолжала работать на Россию, потому что вариантов работать в США у меня не было. Я могла зарабатывать фрилансом около $3000, и на эти деньги нормально жить: снимать жилье, летать в Москву, есть нормальную еду.

Но потом грянул кризис и доллар подскочил в 2,5 раза. Жить на $1000 стало невозможно. Что можно сделать в этой ситуации?

Мой муж давно увлекался серфом, часто учил друзей кататься, но никогда не рассматривал это как заработок. Мы решили, что это вполне может стать бизнесом, который приносит нам доход. В начале 2017 года мы открыли серф-школу. И она стала моим первым предпринимательским опытом, до этого я всегда работала на кого-то.

Оказалось, что свой бизнес – это непросто: тебе нужно иметь лицензию, чтобы просто преподавать на пляже, даже если у тебя нет там физического офиса, нужно участвовать в сумасшедших тендерах (бюрократия тут такая же, как в России) за место на пляже, потом брать кредит под бизнес, а для этого нужно отличная кредитная история. Теперь мы можем учить одновременно 6 человек на конкретном участке пляжа. Это совсем не шоу-бизнес и не пиар, но мне очень нравится.

Из сложностей: я очень боялась всего, что связано с регистрацией бизнеса, но в США все происходит по почте. Эта часть в результате оказалась довольно легкой. Но мне до сих пор сложно, потому что в LA все так медленно по сравнению в Москвой.

2. От крупной компании к своему PR-агентству

Как решить этот вопрос: я работал в такси, был ИП. В 2010г. в июне меня пытались лишить жизни

Татьяна Роик, основатель PR-агентства Lotus Communications

Гражданство другой страны – не всегда хороший союзник в найме. 5 лет назад по приглашению одной известной российской компании я приехала из Киева работать в Москву.

Довольны быстро поняла, что попала в место, где не хочу оставаться – продукт на деле оказался совсем не таким, как мне его описывали.

Но и возвращаться в Киев не хотелось – на тот момент дома не было карьерных перспектив.

Я начала искать работу и столкнулась с тем, что украинцы в Москве никому не нужны. В 25 лет у меня за плечами был приличный 6-летний опыт работы – журналистом, аккаунтом в PR-агентстве, внештатным пиарщиком и руководителем отдела маркетинга и PR крупного издательского дома. Я успела поработать с «Альфа-банком», Bosch и помогла собрать стадион на 5 тысяч человек для «Бизнес-Молодости».

Идти на начальные позиции не хотелось, а крупные компании не были готовы меня рассматривать на серьезные должности. Многие, например, Coca-Cola, отменяли уже запланированные собеседования, когда узнавали, что у меня не российское гражданство.

Закончилось все тем, что я начала брать проекты как фрилансер на упрощенке. С этим не было проблем – люди, которые пересеклись со мной за пару месяцев работы в Москве, обращались сами. Еще очень помог один близкий друг, который стал активно рекомендовать меня, а позже предложил открыть свою компанию и стать партнером.

Полноценным агентством мы стали, когда к нам пришел первый крупный клиент – в тот момент я поняла, что одна больше не справлюсь, и начала собирать команду.

Сейчас нам уже 5 лет, а мне до сих пор не верится, что я предприниматель. Я никогда не стремилась им стать, хотя в разное время мне предлагали и родители открыть свое дело, и друзья.

Видимо, от судьбы не уйдешь и мне нужно было попасть в чужой город, чтобы стать предпринимателем.

Для меня самой сложной задачей стало найти похожих по духу людей. Команда — самая важная часть любой сервисной компании. Второй неожиданностью стало то, что в бизнесе подписанный договор с актами еще не гарантирует оплату.

Первые несколько лет мы боролись с должниками, которые не отказывались платить, но почему-то не платили. Они покупали себе новые машины, ездили отдыхать, но закрыть свои обязательства перед нами не могли.

В какой-то момент я поняла, что мой маленький бизнес их кредитует. И решила, что подобной ситуации больше никогда не допущу.

Мне кажется, это главная ошибка многих предпринимателей: мы все с вами «на бумаге» — в своих бизнес планах — миллионеры. Но правда о вашем бизнесе в том, сколько денег в банке у вас на счету.

Да, мой доход вырос в 4 раза по сравнению с наймом, но и работаю в 10 раз больше, чем во время работы на кого-то. Это того стоит!

3. От директора по маркетингу в Qlean до своего стартапа

  • Как решить этот вопрос: я работал в такси, был ИП. В 2010г. в июне меня пытались лишить жизни
  • Роман Кумар Виас, основатель Qmarketing
  • Я много работал в найме в банках («Открытие» и «Тинькофф») менеджером продуктов, потом ушел директором по маркетингу в Qlean, где у меня была небольшая доля, которая делала меня, с одной стороны, совладельцем, но это все равно, скорее, был найм.

Стартап-рынок в России не очень большой, а у Qlean был (и есть) отличный маркетинг, поэтому ко мне постоянно обращались основатели бизнесов, которым удалось закрыть первый/второй раунд финансирования, для консультаций. Сначала я давал их бесплатно, это стало отнимать уйму времени, и я решил, что наличие оплаты отсечет часть людей… Но в какой-то момент их стало так много, что я подумал: «Пора делать свой бизнес». Прикинул, что нужно стартапам, и открыл Qmarketing.

Что самое страшное в бизнесе? Положиться не на тех людей. Так, кидок от бывшего партнера научил меня просчитывать все возможные варианты ситуаций, в которые можешь попасть при заключении любых договоренностей, и не доверять людям, один раз показавших себя тряпками.

Кассовые разрывы — это очень жёстко. Была пара недель, когда в кармане не было денег и я не мог забрать их из бизнеса, потому что в первую очередь нужно выплачивать зарплату людям, которые в тебя поверили и работают на тебя. В эти времена помогла любимая женщина, которая бесконечно верила в наш успех.

Нужно сразу строить процессы. Любой бизнес — это производство. Любую коммуникацию, любое взаимодействие можно разобрать до винтиков.

Мы только начали это делать (достаточно поздно), но уже видим, насколько отточенные процессы в коммуникациях с клиентами, каждый вдох, занесённый в таск-менеджер, и регулярные встречи проектных команд лучше хаоса, который творился в начале, когда все мы были на кураже и опьяненные лёгким успехом. Много ошибок именно из-за этого было совершено, за которые стыдно.

Было очень много соблазнов превратиться в классическое агентство, которое выполняет все, что говорит клиент, без погружения в суть бизнеса. Но для себя мы выработали четкую цель. Максимальный фокус.

Много соблазнов уйти на хорошую зарплату, подключить новый большой проект, не доделав процессы внутри. Но когда так происходит, все рушится, как карточный домик, и приходится строить его заново.

Делать, как надо, а не так, как говорит клиент. Нельзя идти на сделки с совестью. Что касается дохода, то он вырос в среднем в пять раз, а загрузка – в три раза.

Но сейчас у меня идёт четвертый месяц без выходных.

4. От менеджера в большой иностранной компании до BelkaCar

Как решить этот вопрос: я работал в такси, был ИП. В 2010г. в июне меня пытались лишить жизни

Катя Макарова, основатель сервиса каршеринга BelkaCar

Я ушла из найма, потому что там нечего делать: нет задач, в которых от тебя что-то зависит, по деньгам – коммунизм, а еще ты зависишь от кучи людей.

До BelkaCar я работала country marketing manager в большой иностранной компании-разработчике софта. Меня никто не выгонял и не увольнял, я сама написала заявление и убежала (а скорее уехала) в собственное дело с двумя подругами.

И я до сих считаю, что это одно из лучших решений в моей жизни.

Мы втроем решили открыть сервис каршеринга в Москве. Все говорили: «Три девочки и автомобили! Это совсем не женское дело». Но я очень рада, что я не просиживаю штаны в офисе, работая на кого-то, а делаю свой бизнес, где у меня есть доля, которую когда-нибудь можно будет продать и укатить «на пенсию».

Да, сейчас я работаю в 4 раза больше прежнего, мои задачи никак не пересекаются с тем, что я делала раньше. Даже мой доход сильно не возрос, если быть честной. Я вкладываюсь в своей бизнес, который поможет мне заработать денег в перспективе нескольких лет.

Что самое сложное в бизнесе? Найти нормальных людей, с которыми ты будешь работать. Мне повезло с партнерами, но мы были знакомы около 10 лет до того как начали бизнес. Мы были уверены в друг друге и знали все плюсы и минусы. Потом был инвестор. Если у вас нет взаимонимания – то это сложно.

Нам повезло с инвестором. Следом идет найм нормальных людей, которых оказалось просто очень мало на рынке. Belka – это ИТ-проект, добавленную стоимость создают люди, а только потом автомобили. Так что в целом я ушла из чужого софта в собственный.

Читайте также:  Развод с пьющим мужчиной: у нас с мужем есть несовершеннолетний ребенок в возрасте 1, 7 года

5. От больших бонусов до большой ответственности

Как решить этот вопрос: я работал в такси, был ИП. В 2010г. в июне меня пытались лишить жизни

Сергей Пилипченко, технологический предприниматель в Украине, компания Boosta

Я вполне благополучно работал в найме в технологической компании, где у меня были отличные бонусы. Пока не начался экономический кризис и собственник компании не решил трудоустроить к нам всех своих родственников и друзей, которые были совершенно некомпетентны.

В результате подобного руководства компания стала сильно терять позиции на рынке, дошло до того, что собственник перестал платить бонусы (а это была существенная часть дохода) и не захотел пересмотреть условия отношений.

Мне пришлось взять на себя ответственность за команду, принявшую решение уйти вместе с продуктом, за который отказались платить. Мы оставили всех клиентов в старой конторе, поэтому бизнес мы были вынуждены начать с нуля.

Самое сложное в собственном бизнесе – самому отвечать за последствия. И еще я чувствую очень большую отвественность за людей и их семьи. Что касается моего дохода, то пока я не перекрыл мои прежние бонусы заработком на собственном бизнесе, так как много денег уходит в развитие компании.

Мне кажется, что моя личная нагрузка стала меньше, вместо корпоративных разборок я вкладываюсь в результат. И это приятная усталость. Еще меня очень радует, что за 1,5 года от меня не ушел ни один сотрудник из тех, которые перешли со мной. Начинать что-то свое всегда страшно, но оно того стоит.

6. От спокойствия до Кремниевой долины

Как решить этот вопрос: я работал в такси, был ИП. В 2010г. в июне меня пытались лишить жизни

Андрей Загоруйко, технологический предприниматель в Кремниевой долине

Свою карьеру инженера я начал в 2002 году. В то время в Украине практически не было продуктовых компаний и вся страна готовила программистов на аутсорс. Не помню точно, но первая зарплата у меня была $250 (на 3 или 4 курсе института), а на последнем рабочем месте – в 2010 году в компании EPAM – примерно в 10 раз больше. В найме спокойно.

Основные проблемы: как получить прибавку к зарплате на следующем performance review и на что потратить эти лишние $200. Но со временем становится скучно, плюс начинаешь понимать, что зарплата инженера, какой бы она хорошей ни была по сравнению с зарплатой обычного человека, ограничена и сверху, и снизу: условно, от $1000 до $10000 в 95% случаев.

Почти все мои карьерные и жизненные изменения были связаны с семейными обстоятельствами. Завершение инженерной карьеры, попытки начать свое дело (у меня было небольшое СММ-агентство; тогда это еще не было стыдно) и переезд в Москву совпали со свадьбой.

Потом был ИД Комитет и VC.ru, где мы строили медиабизнес. Я очень долго сам отписывал статьи, брал интервью, продавал рекламу, пока у нас не появилась полноценная редакция и функциональный отдел. Свой бизнес по сравнению с работой в найме – это сущий ад.

Постоянные эмоциональные качели — когда утром ты в состоянии «сейчас порвем всех», а ложишься спать с мыслью «я умру бомжом» накладывают отпечаток на психику. Если не держать себя в порядке, можно быстро съехать с катушек.

Почему я ушел из найма, хотя мог бы сделать вполне неплохую карьеру? Дети — это самая лучшая мотивация для меня. Когда начинаешь считать, сколько нужно денег для их содержания, комфортной жизни и образования, становится понятно, что таких зарплат не бывает. Сейчас я живу в Долине, занимаюсь своим стартапом на пересечении AI/ML и healthcare.

7. От «Одноклассников» и ФРИИ до своего PR-агентства

Как решить этот вопрос: я работал в такси, был ИП. В 2010г. в июне меня пытались лишить жизни

Александр Изряднов, сооснователь PR-агентства VinciPR

Я долго строил корпоративную карьеру: директор по стратегическим коммуникациям в «Одноклассниках», а потом запуск фонда ФРИИ в этой же роли. Масштабные задачи, огромные аудитории, выстраивание репутации.

Но в силу особенностей моего характера и внутреннего устройства работы в корпорациях, выстроив процесс и отладив его, собрав команду, я начинаю скучать: ведь в больших компаниях нечасто появляются новые масштабные задачи, а уровень финансового вознаграждения в разы не увеличить.

Когда после очередных переговоров о новых задачах во ФРИИ мы не договорились с руководством фонда, я решил, что пора немного передохнуть и ушел на фриланс, где я сам выбирал проекты, устанавливал график работы и цены на услуги.

Денег стало больше, занятость меньше: не надо никуда ходить, не надо бесконечно совещаться ни о чем, симулировать активность, можно жить где угодно. Но фриланс, не будучи формализованным, имеет потолок финансового вознаграждения – прежде всего из-за того, что к тебе менее серьезно относятся, как будто это не работа, а игра.

Спустя год я стал задумываться о PR-агентстве, тем более Маша Лапук, с которой мы в итоге и объединились и запустили Vinci Agency, давно меня вербовала.

Для меня в агентстве есть следующие плюсы: много разнообразных, нетривиальных проектов, крутая команда, которую ты сам набираешь и растишь, доходы, которые выросли в 4 раза, и возможность принятия самостоятельных решений по развитию бизнеса.

У меня никогда не было опасений, мол, я не справлюсь, ничего не получится. Единственным опасением было ведение бухгалтерии, в цифрах я не понимаю ничего, но оказалось, что это уже встроено в банк, где у меня ИП, и само все без меня происходит – рассчитывая налоги и разные пенсионные взносы, выставляет и оплачивает счета.

  1. Материалы по теме:
  2. 10 Telegram-каналов с вакансиями
  3. Как понять, на своем ли вы месте, и что делать, если нет?
  4. Этот вопрос помог бизнес-ангелу Крису Сакке заработать миллиарды
  5. Мы работаем, только чтобы потом уволиться — и это нормально
  6. Карьера в технологиях — не единственный способ добиться успеха

Личный опыт: как я переквалифицировался из банкира в таксиста и счастлив

Последние 17 лет я работал в одном из крупнейших банков страны. Был руководителем дополнительного офиса, пока в 2014 году не пришла новая команда и не закрыла одновременно сразу несколько отделений, в том числе и моё. Мне предложили рядовую работу, но я не согласился. Отработав свой последний рабочий день, я ушёл в полной уверенности, что всегда смогу найти аналогичную работу.

Моя уверенность основывалась на том факте, что в общей сложности я проработал в банковской системе 27 лет и в это время занимал разные должности — от главного специалиста до начальника отдела и руководителя допофиса. Но как-то я из виду упустил свой возраст.

После увольнения я разослал двести с лишним резюме, сам ходил по банкам, общался с кадровыми агентствами. Пробовал устроиться по специальности и в Минфин, и в Центральный банк, и в Агентство по страхованию вкладов, и в Почту России, и чуть ли не в метрополитен. Но не удалось.

Тогда я стал расширять перечень возможных вариантов, потом уже просто откликался на все вакансии. И на основании этого опыта могу сказать: у нас действительно существует дискриминация по возрастному цензу.

Везде требуются специалисты в возрасте 30–35 лет, в крайнем случае, на дефицитные специальности границы расширяются до 40 лет.

https://www.sravni.ru/text/2017/8/16/kak-najti-rabotu-esli-vam-bolshe-50-let/

За все восемь месяцев поиска работы у меня было только одно собеседование, которое я, кстати, успешно прошёл. Мне сказали: «Владимир Николаевич, будьте готовы, через неделю вы выходите на работу, будете открывать новый офис нашего банка на Новом Арбате». А через три дня мне сообщили, что у руководства семь пятниц на неделе, и банк решил пока не открывать допофис.

Новый поворот

И вот когда я услышал это, я погрузился в депрессию. Неделю не выходил из дома, не брился, лежал и смотрел в потолок, думая, что же делать дальше.

В прошлом бывали случаи, когда я сдавал свой автомобиль на техобслуживание и ехал на работу на такси, попутно общаясь с водителями. Всегда спрашивал, как у них всё устроено, мне было это интересно. Простое любопытство вроде бы, но это и помогло найти выход.

У меня есть машина, я за рулём с 1996 года. И я решил попробовать поработать водителем в службе такси.

Первая неделя была тяжёлой. Надо было понять, как работает агрегатор и навигатор, как общаться с клиентами. Но оказалось, что это та же самая клиентская работа, что и в банке — умение встретить клиента, поговорить с ним, услышать его возражения, понять его психологию. Всё очень похоже. И вы знаете, мне понравилось.

Я за свою банковскую карьеру настолько наелся этой офисной работы. Это же постоянный стресс находиться между трёх огней. С одной стороны, клиенты, с другой — подчинённые, а ещё руководство. Бесконечные совещания, аттестации, учёба, оценки персонала. Сейчас я работаю в свободном графике, сам распоряжаюсь своим временем и получаю от этого удовольствие.

Продолжайте следовать прямо

Наконец-то я увидел, что жизнь — это не только работа. У меня всегда хорошее настроение. Два раза в неделю перед обедом хожу на фитнес. А спорт в дневное время — это как минимум свободные дорожки в бассейне. Обедаю я всегда дома. Появилось время на чтение. Мы с супругой возобновили походы в театр.

За два года в качестве таксиста я познакомился со многими интересными людьми, среди моих пассажиров были и актёры: Александр Ширвиндт, он же худрук Театра Сатиры, Валерий Гаркалин, Екатерина Климова, и известный журналист — Леонид Парфёнов, и художественный руководитель Театра классического балета Наталия Касаткина.

Раньше приходил с работы поздно, времени и сил оставалось только поужинать и посмотреть новости. Никаких желаний не было. Сейчас, если я физически устаю, мне ничего не мешает после обеда лечь на час отдохнуть.

Жена моя тоже из банковской сферы, и первое время она, конечно, переживала, что я с высшим финансовым образованием и таким опытом работаю водителем такси.

Но мой социальный статус особо никому и не нужен, зато я чувствую себя моложе, пропали головные боли, есть время на свои дела. Помимо работы, я успеваю и в магазины съездить, и другие семейные вопросы решить — например, отвезти маму на дачу. Я сам определяю свой график.

А с учётом того, что я езжу на своей машине, и у меня нет за неё арендной платы, то всё, что зарабатываю — это моё.

https://www.sravni.ru/text/2017/10/3/lichnyj-opyt-kak-ja-pomenjala-nenavistnuju-professiju-v-39-let/

Можно удивляться, но если посмотреть мою среднюю зарплату по справке 2-НДФЛ за 2014 год, то окажется, что я ничего не потерял в доходах. Может быть, даже чуть больше зарабатываю, чем руководитель розничного офиса банка. При этом я не ставлю целью заработать как можно больше денег. В силу возраста нормирую свои нагрузки и не работаю ночью. Каждый год мы ездим в отпуск.  

Я работаю как в пятидневку и только по будням. Выходные посвящаются семье. Правда, рабочий день у меня получается двенадцатичасовой и начинается в 7 утра. Есть перерыв на обед, обязательно отдых, потому что безопасность — прежде всего. Домой возвращаюсь где-то в районе девяти вечера, как раз в это время с работы приходит моя жена.

Читайте также:  Продали стиральную машинку после ремонта скрыв этот факт

Когда только начинал, я был в рейтинге водителей нашего сервиса на 40 156-м месте. В течение трёх месяцев работы вошёл в топ-100, ещё через столько же — уже в топ-10. Я и сейчас нахожусь в этой десятке. Что мне позволило этого достичь? С душой надо относиться к работе, быть честным и порядочным с клиентами. Я правда стараюсь, чтобы у них остались приятные впечатления от поездки.

Советы  

Молодым, конечно, нужно делать карьеру. А всем, кто постарше — не отчаиваться при потере работы. Всё, что ни делается, всё к лучшему. Среди моих однокашников есть несколько человек, которые потеряли работу. И один из них решил последовать моему примеру. Сейчас тоже с удовольствием работает в такси.

Всё не просто так! Сейчас верните меня в банк, дайте мне ту же должность, функционал и зарплату, я уже не пойду. Это 100%.

Зачем сооснователь банка «Точка» по выходным работал таксистом в Uber?

«У нас был целый этаж, где сидели уважаемые люди. Заходишь — и чувствуешь запах денег», — вспоминает гендиректор банка для предпринимателей «Сфера» Николай Петелин свою первую руководящую должность в уральском банке «Северная казна» (позднее вошел в состав Альфа-банка).

Туда финансист попал в конце 90-х после незадавшейся карьеры в налоговой. На госслужбе у Петелина были «адские условия работы» и зарплата «меньше, чем у грузчика». Но муки длились недолго — Петелина выгнали за опоздание. В поисках работы он и наткнулся на объявление «Северной казны».

В банке за десять лет менеджер прошел путь от IT-администратора до начальника управления.

В 2007-м перешел директором по технологиям в «Банк24.ру», где через три года стал заместителем председателя правления. Когда в кризис 2014 года «Банк24.

ру», входивший в группу «Лайф», лишился лицензии, Петелин вместе с частью команды создал банк для предпринимателей «Точка» внутри экосистемы «ФК Открытие».

В «Точке» он в статусе сооснователя отвечал за нефинансовые сервисы, IТ-инфраструктуру и поддержку клиентов.

В июне 2019-го 43-летний финансист решил уйти к конкурентам — возглавил банк для микро- и малого бизнеса «Сфера», который по лицензии БКС Банка работает с осени 2018 года. Forbes попросил Петелина рассказать о том, какие принципы помогли ему пройти путь от налогового инспектора до гендиректора банка, а также назвать ключевые ошибки своей карьеры.

Идти по прямой

Я родом из небольшого городка Артемовский Свердловской области. Еще в школе у меня был план — поступить в институт. Мой двоюродный брат из Санкт-Петербурга руководил комсомольской ячейкой вуза и мог ездить за границу.

Я подумал, что это отличный пример. Сначала нужно было стать отличником и пионером. Потом — обязательно пойти в комсомол, без билета комсомольца ведь не поступишь.

Я был заряженный карьерист, который направил все на достижение цели.

В итоге поступил в Свердловский институт народного хозяйства (СИНХ, сейчас Уральский государственный экономический университет. — Forbes) на бухгалтерский учет и аудит в промышленности. За границу, правда, не попал, лавочка к 1993 году прикрылась. Но зато стал нормальным бухгалтером. Мне это в жизни пригодилось, когда я развивал финансовые сервисы.

Если посмотреть мою трудовую, я не склонен часто менять место работы. В банке «Северная казна» проработал 10 лет. Затем трудился в «Банк24.ру» вплоть до его закрытия в 2014-м. А после стал одним из основателей «Точки», где работал до лета 2019-го.

Говорить твердое «нет»

В начале 90-х после школы, если ты никуда не поступал, забирали в армию.

Поэтому, когда я учился в старших классах, для подстраховки ходил на подготовительные курсы в артемовскую железнодорожную академию. Сдал вступительные экзамены и получил проходной балл.

Но мне хотелось в более престижный СИНХ. Туда было сложнее попасть: нужно было сдать 14 контрольных — по одной на каждый школьный предмет.

Я встал перед выбором: академия уже готова была меня принять и ждала оригиналы документов, а СИНХ решение еще не озвучил. Нужно было за одну ночь взвесить риски, решить, куда идти.

Мама настаивала на поступлении в академию, но я сопротивлялся: «Нет, пойду в институт. Это мой выбор».

Я говорил «нет» сотни раз под разными соусами, отказал академии и не прогадал — СИНХ меня взял, и я переехал в Екатеринбург.

Умение говорить «нет» пригодилось и в карьере. Например, когда мне перед уходом в «Банк24.ру» предлагали остаться в «Северной казне» — это было правильное «нет». Или когда предлагали брать на работу «нужных» людей — твердый отказ был полезен и в таких случаях.

Увольнение может быть удачей

Я начал работать с первых курсов — времена были тяжелыми. По ночам с друзьями из студенческого общежития подрабатывал грузчиком, таскал мешки муки. А потом устроился в охрану. Работал ночь через ночь и получал около 500 рублей в месяц.

В 1997-м я сдал выпускные экзамены, получил диплом без троек и начал искать работу. Как-то двое знакомых предложили: «Мы ходили в налоговую инспекцию. Пойдешь с нами?» Так я стал налоговым инспектором, но продержался на первой работе всего полгода.

Это был ад. Мы, молодые парни, проводили проверки. А это были 90-е с очень жесткими и крупными неплательщиками — работа была сложной и опасной. Например, мой друг как-то ездил на выемку денег из железнодорожной кассы. Электронных билетов тогда еще не было, поэтому люди столпились перед окошком кассира.

Из-за выемки работа встала. Люди смотрели на налоговиков с тихой ненавистью. Другу казалось, что они вот-вот на него накинутся и разорвут. Обратно он ехал на заднем сиденье, придавленный сверху охранником, который для защиты достал оружие. Платили за такую работу 350 рублей — даже меньше, чем грузчикам.

Один раз я опоздал на работу, мне сказали: «Все, Николай, предлагаем вам уволиться». Я очень благодарен, что меня выгнали. Это [увольнение] было шагом к моему будущему.

Вовремя чувствовать перемены

Со студенческих времен мне нравилось возиться с компьютерами, я научился внедрять «1С-Бухгалтерию» — софт для автоматизации бухгалтерских операций.

После ухода из налоговой наткнулся на объявление крупнейшего банка Свердловской области «Северная казна», где как раз нужно было этим заниматься.

Меня взяли ведущим IT-администратором — я зарабатывал уже 10 000 рублей, плюс нас бесплатно кормили — тогда это повлияло на мое решение устроиться.

На новой работе начал с автоматизации расчета зарплаты — раньше бухгалтеры занимались этим вручную. Но главное достижение того периода — мы запустили интернет-банк. Нам говорили: «Зачем? Что такое интернет-банк? Есть же офисы». Но мы настояли на своем, и все клиенты могли в одном окне смотреть операции, оплачивать покупки. Позже, как мы знаем, все банки начали переходить в интернет.

К 2007 году я дорос до начальника управления и зарабатывал 55 000 рублей в месяц — внушительную по тем временам для региона сумму. Тогда мой бывший коллега по «Северной казне» Борис Дьяконов (совладелец «Банк24.ру» и сооснователь «Точки».

— Forbes) позвал меня в команду «Банк24.ру». В самом названии мы сразу же говорили: «Мы диджитал». Фокусировались на онлайн-сервисах. Офисы тоже были, но не в стиле дорого-богато, а как в бутике.

И это был первый банк, который начал работать круглосуточно.

Мы разделяли Agile-подход, работали по Scrum двухнедельными спринтами, использовали Kanban до того, как Герман Греф начал это пропагандировать. Например, у нас была доска, куда мы бумажки клеили. Это позволяло синхронизироваться командам — кто, что и когда делает.

Мы настолько приучили клиентов к онлайн-сервисам, что они в нашем интернет-банке хранили все: документы, шаблоны платежей для контрагентов, реквизиты. Когда у нас отозвали лицензию, это стало проблемой — доступ к интернет-банку закрыли. Мы досылали информацию клиентам почтой.

Быть в чем-то первопроходцем — это как езда на велосипеде. Нужно постоянно балансировать, быть гибким к изменениям, к происходящему, к людям, которые работают вместе с тобой.

Отсекать лишнее

«Банк24.ру» был универсальным — работал и с физическими, и с юридическими лицами. На фоне кризиса 2008 года люди начали резко забирать сбережения и перестали погашать кредиты. После этого случая мы решили больше не работать с физлицами и не выдавать кредиты. Были и другие проблемы, которые в итоге привели к отзыву лицензии в сентябре 2014 года. Но мы никуда не сбежали и все выплатили.

«Точка» изначально работала только с предпринимателями. Мы одними из первых обратили внимание на сегмент малого и среднего бизнеса. Потом на рынке появились и другие сильные игроки — предпринимателей начали замечать.

Залезть в шкуру клиента

На каждом месте работы я старался понять, как действует клиент, с чем он сталкивается. Когда ты на своей шкуре прочувствуешь сервисы, над которыми работаешь, становится проще.

В 2017 году я хотел понять, как зарегистрировать ИП и как рассчитать налог УСН 6% онлайн. На старте наделал много ошибок — пытался разобраться на живых клиентах, из-за этого у них возникли сложности с регистрацией юрлица, пришлось сильно извиняться.

Я сказал команде: «Все, друзья, регистрируйте меня индивидуальным предпринимателем. Буду водителем». Подал заявление, но на первом же этапе допустил ошибку — не добавил основной код ОКВЭД, который касается работы таксистом. Исправили.

Я не просто зарегистрировал юрлицо — по вечерам и по выходным работал таксистом Uber. За несколько месяцев накатал 299 поездок, средняя оценка — 4,97. Каждая поездка была для меня стрессом.

Мне было важно не отменять заказ. Водители так делали, чтобы получить дополнительную мотивацию от Uber, который за 20 поездок в день давал 3000 рублей дополнительно. Таксисты бьются за эти планы и не берут заказы на дальние расстояния.

Как-то раз мне звонит женщина, говорит: «Здравствуйте, мне надо ехать 60 км за город». Я говорю: «Ну и что? Я взял ваш заказ, поэтому не волнуйтесь». Я знал, что обратно поеду порожняком, но все равно поехал.

Потому что когда ты заявляешь, что делаешь крутой клиентский сервис, не можешь себе позволить отменить поездку — ты должен быть на стороне клиента.

Этот опыт помог мне узнать боли предпринимателей изнутри: как проходят оплаты ИП, какие бывают проблемы и как их решать.

Как работать без шероховатостей, чтобы у клиента было чувство доверия, ощущение, что банк его понимает. Я смог предугадывать, какие услуги и сервисы могут понадобиться.

Читайте также:  Планшет мегафон: могу ли я вернуть планшет купленный 2 дня назад в компании мегафон

Например, мне пришла оплата от нерезидента, пришлось оформлять паспорт валютной сделки — теперь мы можем рассказать клиентам, как это сделать.

После эксперимента с Uber в «Точке» появилась услуга регистрации ИП и автоматический расчет налогов, который учитывает валютные сделки и курсовые разницы. Эти сервисы я создавал как для себя. Не для Николая Петелина, а ИП Петелина, водителя такси.

А еще я стал понимать ценность денег. Что такое 1000 рублей? Это чаевые официанту, если гуляла большая компания. А для водителя такси в Екатеринбурге — это 10 поездок по 100 рублей. После такого опыта у тебя совершенно другое восприятие денег, цены труда.

Уходить красиво

В 2018 году я по семейным обстоятельствам переехал в Москву. Сначала продолжал работать в «Точке» удаленно. У нас очень хорошо была развита система коммуникаций.

Утром просыпался, сразу же садился за компьютер, работал с командой. В таком режиме продержался год. Все было хорошо, и я даже не представлял, что могу уйти.

В «Точке» я по отдельности занимался агентской сетью продаж, IT, клиентским центром.

Но весной 2019-го из БКС поступило предложение возглавить банк «Сфера», который может заниматься всем сразу же. Для меня это был вызов. Я переспал с этой идеей и все-таки принял непростое решение — уходить из «Точки».

Сыграло ощущение оторванности от команды. Когда находишься удаленно, принимаешь решения только на основании короткого звонка. А с людьми надо рядом быть и считывать, как они себя ведут, что происходит. Я люблю быть в кругу единомышленников, чтобы вместе создавать.

У нас были очень тесные отношения с коллегами, мы проводили свободное время вместе. Весной пошли на яхтинг. Прямо перед отправлением я сказал, что получил оффер и думаю об уходе. Ребята меня поддержали.

Я был готов забрать с собой только одного человека, но не стал этого делать. Решил, что команду «пылесосить» не буду. Я проработал в компании столько времени — вытаскивать оттуда ключевых людей было бы подставой.

Костяк управленческой команды «Точки» сформировался давно, вместе мы прошли через массу трудностей. Мы никогда не поднимали тему долей. Потому что когда запустились, были просто филиалом «Открытия» и даже не думали о такой возможности. Я был сооснователем, но доли в компании у меня не было. Так что никаких обязательств передо мной у ребят нет. Трудовую забрал, расчет получил — все.

Сейчас я прямой конкурент «Точки», но рынок мы никак не делим. Сегмент малого и среднего бизнеса растет. Я готов стать просто лучшим банком для микробизнеса. Это моя доля рынка. И если клиент будет выбирать меня, а не «Точку» — сорри, ребята, это рынок.

Быть сервисом-невидимкой

В «Сфере» у меня бессрочный контракт. Я создаю возможность предпринимателю не ощущать банка. Чтобы мы ему просто не создавали никаких проблем, чтобы банка в его деятельности не было, чтобы он мог сконцентрироваться только на том, что ему важно.

Банк должен быть для предпринимателя невидимым. Сервисы, которые я запустил, постарался сделать так, чтобы предприниматель ни на какие кнопки не нажимал, а все налоги — расчет и уплата, создание платежек — проходили автоматически. Предприниматель не хочет тратить время на походы в банк. Это мой подход.

Про управленческие ошибки

1. Отдавать новый продукт на откуп другим людям

Когда-то я нанял в команду руководителя продуктов направления, в которое сам был погружен достаточно поверхностно. Человек мне показался адекватным, и свой контроль я оперативно снял. Оказалось, человек был банально невнимателен — его ошибки могли дорого обойтись команде.

Вывод: нельзя отдавать руль новому человеку. Только когда у тебя самого есть наработанная компетенция по продукту, есть четко отработанная коммуникация с человеком, можно «отпускать». Хочешь сделать хороший продукт — сделай его как для себя. Если не можешь на себе протестировать все пользовательские пути, найми на направление человека из этой сферы.

2. Наступать на одни и те же грабли

У меня была ситуация, когда я работал с человеком в одной команде над проектом, который не взлетел. На следующем месте этот человек вновь оказался в моей команде, я вовремя не среагировал — и ошибки повторились. Такого происходить не должно.

Вывод: нанимай медленно — увольняй быстро.

15 бизнесменов, изменивших представление о России. Рейтинг Forbes

15 бизнесменов, изменивших представление о России. Рейтинг Forbes

Мои восемь аргументов не идти работать в такси, минусы работы и почему я решил завязать с такси, после 15 лет работы

10 тыс. просмотров публикацииУникальные посетители страницы8,8 тыс.

прочитали до концаЭто 81% от открывших публикацию3 минуты — среднее время чтения

Работа в такси у Российских автомобилистов очень популярна, одни работают в такси в свободное от основной работы время, для других такси это основной источник дохода. Я работал в такси 15 лет, в этой статье я хочу рассказать почему не стоит идти туда работать.

Подрабатывать в такси я начал сразу после получения прав, в те времена у меня была карбюраторная Девяносто Девятая, которую я покупал всего за 60 тыс.руб.

, тогда еще работали по рации, народ был не избалованный и комфорта старенького отечественного седана пассажирам хватало. Не было рейтингов, системы оценок и прочего.

Но времена поменялись, пассажиры хотят ездить на более комфортных автомобилях, а в случае если им что-то не нравится, ставят низкую оценку поездки или отправляют жалобу, после чего рейтинг водителя падает.

Безусловно есть те люди которые работают в такси годами и им нравится их работа, у работы в такси есть свои плюсы, в первую очередь это быстрое трудоустройство, свободный график, возможность совмещения с основной работой и ежедневные выплаты, но минусов у работы значительно больше.

Мои восемь аргументов не идти работать в такси, минусы работы и почему я решил завязать с такси:

  • Работать можно на своем или арендованном автомобиле. В случае с арендованным автомобилем о свободном графике не может быть и речи, это не работа, это рабство, так как вы проснулись с утра и вы уже должны. На арендованном автомобиле, можно отбить лишь аренду и не заработать ничего или вообще уйти в минус;
  • Автомобили с каждым годом дорожают. Машина в такси очень быстро теряет внешний вид, наматывает пробеги и спустя 2-3 года активной работы в такси пробег будет уже 120-200 тыс.км. и нужно или продавать машину, или готовиться к существенным вложениям в ремонт.
  • Пассажиры не всегда бережно относятся к автомобилям таксистов, царапают пластик сумками и другими личными вещами, ставят помимо коврика ноги, оставляют мусор в салоне;
  • Повышенная амортизация, помимо пробега и небрежных пассажиров, повышенному износу подвергается подвеска, так как таксистам приходится ездить в такие районы города, куда в обычной жизни не поедешь, при приеме заявки у некоторых агрегаторов даже не видно конечную точку. А заявки порой приходят в захолустья и окраины, где дорог нет от слова совсем;
  • Работа в такси одна из самых нервных, пассажиры не всегда адекватные, многие пассажиры особенно в тарифе эконом ведут себя высокомерно и считают, что водитель такси это извозчик. Они думают заплатив 100-200 руб. они взяли в аренду водителя и его автомобиль. Порой конфликт может возникнуть на ровном месте, после того как стало популярным заказывать такси через приложение, регулярно случают конфликты из-за неправильно стоящей точки, где нужно забрать пассажира, точка может стоять у соседнего дома или подъезда, а водитель по мнению клиента должен быть телепатом и подъехать именно в то место, где стоит клиент. Частенько такие пассажиры начинают конфликт ещё по телефону или после того как сядут в машину, разговор у меня с такими короткий, я им говорю до свидания, прошу отметить заказ и вызвать другую машину. Многие начинают качать права, что я им обязан, а чем я им обязан? Я приехал на заказ на своей машине, у них не хватает ума корректно поставить адрес где их нужно забрать;
  • Довольно часто возникают конфликты, из-за того что пассажиры пытаются сэкономить на своих детях и вызывают вместо детского тарифа тариф эконом. При этом садясь в автомобиль уверяют, что в случае если нас остановить сотрудники ГИБДД заплатят штраф сами, почему я им должен верить? Если они экономят на собственных детях, то где уверенность, что они заплатят штраф, да и нет никакого желания ответь за них в случае ДТП. Не редки случаи, что обиженные родители из-за отказа поездки начинают хамить, жаловаться на горячую линию или распускать руки, у меня в салоне стоит камера и в случае если клиент начинает распускать руки, струя в лицо из перцового баллончика и высадка у бордюра его быстро усмиряет;
  • Пьяные пассажиры, пассажиры с открытыми напитками и пытающиеся закурить. Что у трезвого в голове, то у пьяного на языке, пьяный пассажир может ехать и учить всю дорогу тебя жизни, запачкать салон, требовать громкую музыку, пытаться закурить, а в конечном итоге уснуть. Поэтому если я вижу, что к машине идет сильно подвыпивший пассажир, я просто отменяю заказ. Пить и есть, я в машине не даю, это не столовая и после таких пассажиров, как правило, требуется уборка;
  • Работа одна из самых опасных, водитель с пассажиром находится в ограниченном пространстве, на водителей такси регулярно нападают, грабят, угоняют их автомобили и даже лишают жизни. Водитель от пассажира никак не защищен, поэтому нужно быть всегда начеку. Год назад, был случай, что знакомого таксиста убили и ограбили наркоманы, после того как они приехали на адрес, забрали 2 тыс.руб., два телефона и видеорегистратор, а у водителя осталось двое детей и жена. После данного инцидента я задумался, а нужна ли такая мне работа и решил, на линию больше не выходить, да и с каждым годом доход только падает, цены на автомобили, топливо, запчасти растут, вот только стоимость поездки остается прежней, а не адекватных пассажиров становится все больше.

Рекомендую на канале: Рассказываю почему в СССР автомобилисты круглый год ездили на летней резине.

Спасибо, что дочитали до конца. Подписывайтесь на канал, ставьте лайки. Статьи на канале выходят каждый деньчтобы не пропустить новые публикации

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *