Есть справедливость: и какие мне надо собрать документы

5 ноября 2016ЖизньКолонкаЗачем доказывать родство и как это сделать — рассказывает Фёдор Борисович Людоговский, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН и генеалог-любитель.Есть справедливость: и какие мне надо собрать документы

Доказательства родства могут понадобиться при оформлении договора дарения: если дарственная оформляется на близкого родственника, то одаряемый освобождается от налогообложения.

Кроме того, доказательства родства наверняка потребуются вам при изучении истории своей семьи. Во-первых, так сказать, для себя, чтобы понимать, кто кому кем приходится. Во-вторых, для возможности получения новых документов и новых данных на основании тех данных и документов, которыми вы уже располагаете.

Для начала нужно убедиться, что у вас есть действующий (то есть не испорченный и не просроченный) паспорт. И ещё вам понадобится свидетельство о рождении.

Вы можете его восстановить. Это совсем несложно. Для получения свидетельства о рождении вам потребуется прийти в тот отдел ЗАГС, где происходила регистрация вашего рождения. Если вы живёте в другом городе, то можете написать письмо в этот ЗАГС с просьбой переслать дубликат вашего свидетельства о рождении в ЗАГС по месту вашего нынешнего жительства.

Да, потребуется, но не так уж много. Вы должны будете заполнить заявление по установленной форме (бланки практически всегда есть в холле), а также оплатить госпошлину в размере 350 рублей.

Сделать последнее лучше заранее, тогда вам не придётся дважды занимать очередь.

Реквизиты можно найти на сайте регионального ЗАГСа, а также в самом отделе ЗАГС: образцы на стендах и иногда готовые квитанции на столах.

Сперва вам, вероятно, придётся посидеть (или постоять) в очереди. Тут уж как повезёт. Где-то вас примут сразу, а где-то ожидание продлится час, а то и два.

Но если вас приняли и все документы у вас в порядке, то на выдачу дубликата уйдёт приблизительно 15 минут. Работники ЗАГСа будут вам благодарны, если вы сообщите максимум имеющихся у вас сведений.

Само свидетельство утеряно, но, может быть, сохранилась ксерокопия? Если это так, то из этой копии вы можете извлечь важные данные: дату и номер актовой записи.

То есть, попросту говоря, вы узнаете, когда и под каким номером ваше рождение было занесено в регистрационные книги.

Да, в принципе, это возможно. Я сам лично получил повторные свидетельства о рождении обеих своих бабушек. Но действовать нужно поэтапно.

Итак, у вас есть свидетельство о собственном рождении. Рассмотрим сначала самый простой случай: вы мужчина, и вы хотите получить свидетельство о рождении своего деда по отцу.

Если дед родился до революции, то вам нужно обращаться не в ЗАГС, а в региональный архив, где хранятся церковные книги. Там, если повезёт, вы сможете найти свидетельство о крещении деда (если он был христианином) или какие-то аналогичные записи — в том случае, если он принадлежал к иной религии.

Если же дед родился после революции (точнее, начиная со второй половины 1918 года), то вы вполне можете найти его свидетельство о рождении.

Для получения свидетельства о рождении вашего деда по отцу вам, во-первых, потребуются всё те же документы, что и для получения собственного свидетельства о рождении: паспорт, заявление, квитанция об оплате госпошлины.

Во-вторых, вам будет необходимо доказать своё родство с дедом. Как это сделать? Вы должны будете показать работникам ЗАГСа один дополнительный документ — свидетельство о рождении вашего отца.

Однако есть ещё один момент. Вы получаете документ на другого человека.

Если этот человек жив, то он должен выдать вам доверенность, где явным образом было бы прописано, что вы имеете право получать за него документы из ЗАГСа (обычно это включается в болванку так называемой генеральной доверенности).

Если же человек умер, то вам нужно будет доказать этот факт (то есть предоставить свидетельство о смерти), а также, опять-таки, доказать родство, потому что чужим людям конфиденциальную информацию и документы не выдают.

Конечно, пожалуйста. Если вы хотите получить свидетельство о рождении своего умершего деда по отцу, вам потребуется:

  • ваш паспорт;
  • ваше свидетельство о рождении, в котором указан ваш отец;
  • свидетельство о рождении отца, в котором в качестве его отца указан ваш дед;
  • свидетельство о смерти деда;
  • квитанция об оплате госпошлины;
  • заявление о выдаче повторного свидетельства о рождении вашего деда.

К сожалению, нет. Но если действовать поэтапно, то всё это не так страшно. Если вы потеряли своё свидетельство о рождении — восстановите его.

Если утеряно свидетельство о рождении вашего отца — пусть он восстановит его сам или напишет доверенность на вас.

Если отца уже нет в живых, вы имеете полное право получить его свидетельство о рождении, предъявив все необходимые документы (в том числе свидетельство о смерти отца).

Это тоже вполне возможно. Буквально пару недель назад я сам получил свидетельство о смерти моего прадеда — отца матери моей матери. Мне потребовалось:

  • мой паспорт;
  • моё свидетельство о рождении;
  • свидетельство о рождении моей мамы;
  • свидетельство о браке моей мамы (чтобы документально подтвердить смену фамилии);
  • свидетельство о рождении моей бабушки;
  • свидетельство о браке моей бабушки;
  • квитанция об оплате госпошлины.

Заявление я здесь не упоминаю, поскольку в Мещанском отделе ЗАГС города Москвы, где я получал это свидетельство, заявление заполняют сами сотрудники, вы только расписываетесь. Так бывает и в некоторых других отделах ЗАГС.

И это, в принципе, тоже возможно, но несколько сложнее. Допустим, ваш прапрадед умер после революции — тогда ЗАГС уже существовал. Но ваша прабабушка, его дочь — или, соответственно, прадед, его сын, — наверняка родились до революции.

Это означает, что в местном архиве вам нужно будет получить архивную справку, где будут содержаться сведения из дореволюционной метрической книги.

И вот со всеми необходимыми свидетельствами, выданными самим ЗАГСом, а также с этой справкой, которую вы получите не в ЗАГСе, а в региональном архиве, вы придёте в тот ЗАГС, где была зарегистрирована смерть вашего прапрадеда.

До недавнего времени в таких случаях нужно было обращаться в региональное управление ЗАГС. Сотрудники управления производили поиски, а потом присылали вам по почте результат: свидетельство о рождении, скажем, вашего деда вы можете получить в таком-то отделе ЗАГС; такая-то дата, такой-то номер актовой записи.

Теперь ситуация немного изменилась, по крайней мере, в Москве.

Вы должны прийти в любой отдел ЗАГС (проще всего — в ближайший к вашему дому или к работе) и написать заявление по особой форме, указав в нём максимум имеющихся сведений.

После этого ваше заявление уходит во всё то же управление, и вы получаете ответ. Разумеется, он может быть как положительным, так и отрицательным — в том случае, если ничего не нашли.

Да, такое случается. Но это не доставляет больших неудобств, так как все перемещения архивных фондов отслеживаются и регистрируются. Вся информация, как правило, есть на сайте регионального ЗАГСа.

Это дело ваших личных предпочтений. Но по своему опыту могу сказать, что это не так уж сложно. Добыв пару-тройку загсовских свидетельств, вы приобретаете определённый навык. Получать четвёртое и пятое свидетельства будет легче.

А где искать справедливость? — открытое письмо президенту

  • Не знаю пройдет ли мое письмо модерацию, но все же его отправлю.
  • Уважаемый Владимир Владимирович!
  • А есть ли справедливость в нашей власти и где мне ее отыскать, чтоб мне помогли?

Обращается к Вам гражданка Р.Ф., рожденная в России А. Л. А. 03.10.1983 г.р.

Родилась в городе Кузнецк-8 , закрытый военный городок при части 34011, Пензенской обл., Кузнецкого р-на. Проживала с 23 декабря 1983 года по 13 марта 2014 год, что составляет 31 год в этом закрытом военном городе. А обращаюсь я именно к Вам. Ваши консультанты департамента и секретари по обращениям граждан, эти посредники между мной и лично Вами мне не нужны.

Они мне не помогли ни чем. Только Вы в силах помочь установить справедливость моей ситуации.

Обращаюсь по вопросу справедливости власти, так как с законом, касающимся моего вопроса, прописанным на бумаге, и применяемым, не заглядывая вглубь проблемы, той или ной ситуации — я не согласна! Меня вместе с моей семьей, а это — мама А.В.В. и отчим, ее второй муж А.А.

И. исключили из реестра подпрограммы по обеспечению граждан жильем Федеральной целевой программы «Жилище» от 2011 по 2015 годы по Министерству обороны РФ, только потому, что мой отчим и моя мать купили имущество себе на старость лет и оформили его строго по ½, ей и ему.

В этом документе купли-продажи я её дочь от первого брака, как собственник, дольщик и т.д. не фигурирую, сделок я никаких не совершала и мне от купленного имущества не принадлежит не сантиметра этого жилья.

Основанием отказа стало то, что общие квадратные метры купленные на двоих собственников этого жилья совпали с тем, что нам положено по сертификату уже на троих, участвующих в подпрограмме «Жилище», а из этого следовало, что я не нуждаюсь в жилье.

Читая отказ, по вашим писаным законам я оказалась, как полноправный совладелец купленного ими имущества, как это так? Я оказалась не гражданин, проживающий в закрытом военном гарнизоне, имеющий право на отселение из закрытой военной части, а просто «Член» семьи, да-да именно в кавычках. Я себя почувствовала не человеком, а просто «составом» семьи, участвующим в этом сертификате.

Меня это дико оскорбило. Я являюсь совершеннолетним гражданином Р.Ф., проживала в закрытом военном городке 31 год, а раз участие в подпрограмме добровольное, я также изъявила желание участвовать в этой Жилищной подпрограмме, как нуждающийся на улучшение своего личного имущественного положения и считаю, что со всем составом семьи имею равные права на этот сертификат.

К сожалению, у меня нет юридического образования, дабы защищать себя буквами закона, каким мне мастерски указали в отказе. Я его читала, он мне показался сухим и черствым по отношению к отдельным членам семьи, т.к. я не в ответе за действия других членов семьи участвующих в жилищных сертификатах.

Читайте также:  Имущество купленное в браке (выкуп доли супругом)

Я писала на Ваш официальный сайт с просьбой помочь и разобраться, но наткнулась на аналогичное письмо-отказ, которое прислали моей матери еще раньше от Министерства обороны РФ. Поменяли только фамилии местами и ничего нового мне не ответили, а ведь я всего лишь просила оставить меня одну и дать возможность участвовать в этой подпрограмме «Жилище» т.к. нуждаюсь в жилье, по сей день.

Я считаю, что имею такое же право, ведь я проживала на территории закрытого военного городка, пусть не в качестве главного квартиросъемщика, но проживала я там 31 год. Я была там рождена, ходила в детский сад, школу, там жили мои дед и бабушки, и это был мой город, который я считала родным, но меня от туда выгнали совсем. Одним лишь взмахом руки, поставившей отказ в жилищном сертификате, я лишилась не только сертификата, но и места жительства в военном городке по договору найма моей матери.

Теперь я пишу открыто, дабы все люди, которые столкнувшиеся с аналогичной несправедливостью могли друг друга поддержать и также открыто выступить, как я. И может тогда, когда это станет общественной проблемой, на нас обратят внимание главы наших государств, на простых людей, которым просто хочется жить, а не выживать!

Я читаю газеты, смотрю новости и слышу, как вы помогаете другим странам, что вы делаете для нашей страны, я все это понимаю, насколько это ответственное дело, нужное и благородное. Я живу всего лишь в малой части нашей страны, г. Пензе на данный момент, и тут есть украинские жители которые были вынуждены оставить свою страну. Это страшно, оказаться на таком месте.

Но так же слышу из уст людей, как им помогает наше государство и как они себя ведут в ответ, кто-то благодарно, а кто-то извините за слово, по-свински.

На данный момент я осталась без жилья благодаря моей собственной стране, хоть я и не беженец, а кто приютит меня, кому нужна я, куда побежать мне, российскому гражданину, что бы меня услышали и обратили на меня внимание и помогли? Думаю, на этот счет согласятся со мной многие Российские жители, оказавшиеся на моем месте.

Мне вовсе не хочется углубляться в политику, нет-нет, но мне очень обидно за простых российских жителей, которые просто хотят жить, радоваться новому дню, работать, жениться ( выходить замуж), рожать детей. И почему получается так, что порой написанный закон, настолько скуп и не гибок и действует во вред своим же жителям?

Мне хочется быть патриотом своей страны любить и гордиться ею. Но сегодняшняя жизнь в России для большинства граждан, а в частности для меня — просто выживание.

Извините за прямоту, я не могу ею гордиться в полной мере, меня она поставила на колени, как стоят на коленях просящих милостыню. Сейчас я вынуждена была уехать и выписаться из военного городка, меня от туда выписали. По вине Министерства обороны я должна снимать жилье в г.

Пензе, которое мне не по карману и не по заработной плате. Квартплаты дорожают, проезды дорожают, зарплаты мизерные.

Мое жилищное положение благодаря Министерству обороны было ухудшено до состояния Бомжа, я нахожусь в бедственном положении, так как все заработанные средства уходят на оплату съемного жилья. Меня вынуждены были прописать в купленном имуществе отчима и моей матери, на их территории, но я считаю себя Бомжом.

Я объективна к закону и соглашусь с тем, что исключили моего отчима и мою мать из подпрограммы «Жилище», так как они приобрели себе жилье, тем самым улучшив свое жилищное положение, хотя и очень жалко мою мать, отдавшую столько лет своей трудовой деятельности на благо нашей военной части.

Да, по закону они улучшили свое жилищное положение, я с этим согласна отчасти, но причем тут я.

Почему состав семьи не может участвовать отдельно в праве на получение жилья от государства, мы что, не люди? Почему вычеркивают из реестра всех членов семьи? Я что, действительно просто ветка на стволе своего генеалогического древа, которую, просто взяли и буквой закона отрезали, как секатором за ненадобностью? Да, я дочь своей матери, купившей себе жилье со своим вторым мужем, кстати, не являющимся мне отцом. Но я так же и гражданин своей страны, который родился, вырос и жил на протяжении 31 года в закрытом военном городе. Я гражданин РФ до сих пор нуждаюсь в помощи улучшить жилищные условия и просила эту помощь от государства наравне со всем составом семьи, участвующим в праве на сертификат от Министерства обороны.

Мое семейство около 40 лет проживало в военном городке при в/ч 34011 Пензенской обл., Кузнецкого р-на, бабушки, дедушки, тети, дяди, сестры, родители — я не в ответе за всех членов семьи. Считаю, что со мной поступили в корне не справедливо.

Я была признана участником подпрограммы ранее, так как у меня не было жилья в собственности и это было одобрено комиссией.

Я считаю, что меня нужно восстановить в правах, участвовать в составе одного человека в подпрограмме по обеспечению граждан жильем Федеральной целевой программы «Жилище» от 2011 по 2015 годы по Министерству обороны РФ и выделить мою долю, которая мне причиталась ранее т.к. жить мне негде.

Владимир Владимирович, помогите!

Акимова Людмила Анатольевна

Откуда берется справедливый суд

ОТКУДА БЕРЕТСЯ СПРАВЕДЛИВЫЙ СУД

В сознании большинства людей сидит ложное убеждение о том, что создать справедливый суд легко. Нужно лишь уволить коррупционеров и набрать честных судей. Это огромное заблуждение.

  • Добросовестность судьи — результат его воспитания.
  • Если отец ребенка не занимался его воспитанием и даже не содержал, не стоит удивляться, когда став судьей, такой ребенок будет выносить недобросовестные решения.
  • Если судья вырос в семье, где не считались с его достоинством, высока вероятность того, что его тоже не будет интересовать достоинство других людей.

Если отец не уважал мать (и наоборот), то в сознании ребенка может сформироваться неуважительное отношение к людям. Это отношение он отразит в своих решениях, став судьей.

Распознать недобросовестность человека, претендующего на должность судьи, довольно трудно. Тем более, что люди, оценивающие кандидата, сами должны быть добросовестными и знать о том, как формируется это качество и в чем оно выражается.Если судьей стал недобросовестный человек, то единственным препятствием для вынесения им недобросовестных решений будет сознание общества.

Человек должен чувствовать себя оскорбленным от того, что суд не считается с его правами. При этом, нарушение судом прав незнакомого человека, гражданин должен рассматривать, как посягательство на его собственные права. Такое восприятие чужой беды закладывается в сознание человека с детства. Его демонстрируют родители, проявляющие нетерпимость к причинению вреда любому лицу.

Если человек вырос с семье, где закон — это право сильного, ему будет легко согласиться с насилием над собой и другими людьми. Каждый, против которого вынесено несправедливое решение, остается один на один против государства. Почему ?

Потому, что допустимость причинения вреда сильным более слабому сидит в крови. Человек не имел прав даже в своей семье. Родители — самые близкие люди, не уважали его права. Почему же он должен восстать против тех, кто имеет в подчинении полицию, армию и тюрьмы ? Нельзя требовать от человека, чтобы он боролся за защиту чужих прав, если его права нарушались в его собственной семье.

Нельзя лишить человека прав, которых он не имел. Если вы выросли в туалете, то не станете требовать чистого воздуха, о существовании которого не знаете.

Я убежден, что справедливый суд возникает только в обществе, где ребенок воспитывается в атмосфере уважения родителей друг к другу, к другим людям, к личности ребенка. Только так можно сформировать сознание судей и тех кто контролирует их работу.

В России большое количество детей, отцы  которых не занимаются их воспитанием и уклоняются от уплаты алиментов.  У нас высокий уровень домашнего насилия.

 Многие женщины имеют заниженную самооценку, связанную с отсутствием отца, мужа который бы уважал, любил и защищал. В такой атмосфере мы никогда не создадим суд, который будет нас защищать.

 Не нужно также забывать, что большинство судей — женщины. 

Эксперты оценили справедливость как правовую категорию

В Москве 20 марта 2018 года состоялось первое заседание Клуба имени Замятнина, открывающее цикл дискуссий по вопросам проводимой судебной реформы и формирования доверительного отношения общества к судебной власти, суду и государству. В рамках встречи представители судебных органов, научной общественности, адвокатуры и ведущих средств массовой информации обсудили тему: «Справедливость как правовая категория».

Специалисты определили, какие факторы влияют на формирование позитивной репутации судебной власти и возникновения у граждан чувства подлинной справедливости к судебной системе.

В частности, члены клуба и приглашенные эксперты обсудили этические и процессуальные ограничения судебной деятельности, дали оценку некорректному использованию судебной статистики и так называемого «обвинительного уклона» правосудия, отсутствию у судов возможности отстаивать свою репутацию при взаимодействии со средствами массовой информации.

Ключевыми спикерами мероприятия стали заведующий кафедрой уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Леонид Витальевич Головко, судья Верховного Суда Российской Федерации в почетной отставке Михаил Славович Шалумов, судья Верховного Суда Российской Федерации Виктор Викторович Момотов.

Открывая дискуссию выступлением, посвященным проблеме формальной и сущностной справедливости, Л.В. Головко отметил, что справедливость представляет собой сложную категорию, и ее сложность заключается в различных подходах к пониманию.

Читайте также:  Покупка квартиры по военной ипотеке у родственников

Определение дихотомии между формальной и сущностной справедливостью и есть уяснение самой справедливости. Общество и СМИ должны понять сложность судебной деятельности, как поиска справедливости, сложность механизма действия правовых институтов, как средства достижения справедливости.

Профессиональное сообщество готово объяснять социуму сложность, логику права и судебных решений, но и у общества должно быть понимание, что право является сложнейшей материей. Настала пора, когда профессиональное юридическое общество должно добиться ухода от правового популизма.

Дилетантские рассуждения не только очерняют представления о юристах, судах и праве в целом, но и мешают нормальной дискуссии, которая помогает развиваться науке и практике.

В подобных условиях сложно позиционировать и роль суда в государстве, ведь суд — часть государственной власти, а не оппозиционная власть. С одной стороны, он должен быть независим, а с другой, продолжать оставаться элементом государства. «Это очень сложная конструкция, которая не работает на уровне лозунгов, а работает на четких механизмах настройки», — подчеркнул он.

Раскрывая тему: «Справедливость в суде: назначение наказания», М.С. Шалумов остановился на том, что справедливость является конкретным требованием, содержащимся в уголовном законодательстве. Ранее закон не содержал подобных требований. Кроме того, и общество заинтересовано, чтобы решения суда были справедливыми.

Однако у справедливости есть два полюса: есть обвиняемый, но есть и потерпевший, закон определяет, что наказание несправедливое не только, когда оно чрезмерно суровое, но и когда оно слишком мягкое. Поэтому в каждом государстве должна существовать эффективная система наказания и выявления, устранения возможных ошибок.

Так, Верховный Суд Российской Федерации в Постановлении Пленума 29 ноября 2016 года № 55 «О судебном приговоре» впервые сформулировал понятие справедливого судебного разбирательства. А в Постановлении Пленума от 19 декабря 2017 года № 51 «О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)»  данные идеи были развиты.

Представители Европейского суда по правам человека положительно оценили указанные документы, и в настоящее время идет работа над разъяснениями, посвященными статье 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Таким образом, Верховный Суд Российской Федерации продолжит деятельность по ориентированию судов на обеспечение прав всех участников процесса при рассмотрении дел, — резюмировал выступающий.

Продолжив дискуссию, В.В. Момотов отметил, что Верховный Суд Российской Федерации является единственным, кто популяризирует либерализацию и гуманизации законодательства, особенно уголовного, понимая, что цель наказания не достигается репрессией или изоляцией от общества. «Исправление человека возможно и другими путями, не вырывая его из социума», — акцентировал он.

Все недавние инициативы Верховного Суда Российской Федерации направлены на то, чтобы сделать модель судоустройства более эффективной, рациональной. Например, расширить категории споров, по которым возможно досудебное урегулирование конфликтов.

Затрагивая проблему самостоятельности, ответственности российского гражданского общества и состязательности гражданского процесса, В.В. Момотов обратил внимание на то, что основная масса судебных дел связана с гражданско-правовыми отношениями, тем не менее, в данной сфере существует своего рода патернализм, который сам по себе несёт негативную оценку обществом.

Кроме того, до сих пор сохраняются и отдельные атавизмы. Например, привычным являются низкие компенсации морального вреда, потому что так исторически сложилось, или несоответствие государственных пошлин при подаче исков суммам самих исковых требований. По мнению В.В.

Момотова, в настоящее время общество уже готово к тому, чтобы выступать активной стороной в состязательном процессе.

В ходе работы Клуба имени Замятнина были представлены и медиа-сюжеты к дискуссии, иллюстрирующие яркие, негативно окрашенные случаи по отношению к вынесенным судебным решениям.

Как отмечали участники Клуба, проблема подобных сюжетов заключается в нивелировании деталей конкретного дела, критической оценки как самого судебного решения без учета его особенностей, так и судебной системы в целом.

Начальник Управления по взаимодействию с общественностью и средствами массовой информации Верховного Суда Российской Федерации Павел Петрович Одинцов отметил, что на уровне массового сознания, таким образом, возникает фундаментальная проблема непонимания назначения суда, на который возлагают чужие роли и функции.

Суд часто не расценивается как правоприменитель, который действует в рамках существующего закона, и путается с системой предварительного следствия и системой исполнения судебных наказаний — все это в массовом сознании воспринимается как судопроизводство вообще. Например, подавляющее большинство жалоб в Европейский суд по правам человека на неисполнение судебных решений или жалобы на условия содержания под стражей, а эти вопросы не относятся к компетенции суда.

«Степень дезориентации общества такова, что у многих людей, которые становятся участниками судебного процесса, возникает абсолютно неправильное представление о задачах судопроизводства.

Кроме того, совершенно не воспринимается социумом и то факт, что в деятельности суда существуют ограничения, определенные законодателем», — подчеркнул П.П. Одинцов.

И уточнил, что средствам массовой информации стоит избегать обывательских суждений о результатах работы суда, поскольку правовая сфера — это сложнейший механизм.

Напомним, что Клуб назван в честь министра юстиции и выдающегося государственного деятеля дореволюционной России генерал-прокурора Дмитрия Николаевича Замятнина, который был одним из активных сторонников судебной реформы Александра II. Работа Замятнина на посту министра юстиции привела к сокращению числа нерассмотренных уголовных и гражданских дел, уменьшению и постепенной отмене телесных наказаний.

Основной принцип работы постоянно действующей дискуссионной площадки — общность профессиональных интересов в правовой сфере и добровольное объединение специалистов. Одной из задач клуба является выработка и реализация механизмов формирования общественного мнения и эффективных инструментов оценки деятельности судебной системы.

Адвокаты не идут в судьи, потому что в России нет запроса на независимое правосудие

Мой отец, давно уже ушедший из жизни, был судьей. Начинал в 1953 г., еще при Иосифе Сталине, в одном из судов МВД – существовали тогда и такие, потом был назначен судьей военного трибунала и всю оставшуюся жизнь проработал в системе военных судов.

Из юношеских разговоров и бесед с ним уже во взрослом возрасте остались отрывки воспоминаний о вопросах справедливости, о высоком предназначении суда, о сомнениях и глубоких переживаниях думающего судьи при вынесении судебного решения, о несправедливости правовой системы при коммунистическом режиме, о бесчеловечных законах и неправосудных судебных решениях, о путях развития права и возможных изменениях в судебной системе. Особенно врезался в память его рассказ о том, как председатель военной коллегии Верховного суда Василий Ульрих лично расстреливал приговоренных, в том числе расстрелял народного комиссара юстиции Николая Крыленко.

Тем не менее передо мной никогда не стояли вопросы, кем быть и что делать. Так и произошло: окончив юридический факультет Военного университета, я несколько лет работал судьей гарнизонного военного суда, затем преподавал право и учил будущих военных судей в своей альма-матер. После увольнения с военной службы в 1992 г. стал адвокатом и основал фирму «ЮСТИНА».

Председатель ВАС РФ Вениамин Яковлев образно представлял правосудие птицей, одно из крыльев которой – прокуратура, второе – адвокатура, а голова и тело птицы – это и есть суд.

И я всегда воспринимал правоведов – судей, адвокатов, прокуроров, следователей – как единую профессиональную корпорацию (хотя, конечно, многие с этим не согласны и адвокату сегодня почти невозможно стать судьей). Полагал и полагаю, что статус юриста должен быть един, как нужны единые требования к получаемому юридическому образованию, этике, к стандартам качества работы.

Должны быть сформированы единые квалификационные коллегии – совершенно недопустимо существующее положение, когда в квалификационных коллегиях судей нет никого из профессиональных юристов, кроме собственно судей.

В идеале центральной фигурой всей юриспруденции и венцом юридической карьеры должен быть, безусловно, Судья. (У американцев есть такое выражение: «Право – это то, что скажет о законе судья».)

Сейчас в России около 30 тыс. судей. И, конечно же, это уже не судьи времен Василия Ульриха или его заместителя по Военной коллегии Верховного суда СССР Ионы Никитченко. И право уже совсем не то.

Во всяком случае, давно уже нет смертной казни, не отрицаются основные юридические постулаты верховенства права. Россия с 1996 г. – в Совете Европы и находится под юрисдикцией Европейского Суда по правам человека. Идет сложная, многотрудная «тонкая настройка» судебной системы.

И предметный разговор об этом может быть долгим и вестись профессионалами, обществом, экспертами, он сложен и многоаспектен.

Но главное, из-за чего сегодня маловероятно какое-либо существенное изменение судебной системы и почему адвокаты не идут в судьи, – в стране нет запроса на независимое правосудие. Именно независимое, что всегда выделяло собственно адвокатуру в юридическом сообществе. 

Кстати, адвокату как никому другому нужно независимое и справедливое правосудие. Почему? Все мы хотим «продавать» рынку свои юридические знания, умения и опыт, но не связи, блат и возможности.

Независимый суд появляется, когда он нужен власти. Это происходит лишь там, где есть нормальная политическая конкуренция, сменяемость власти путем выборов, когда правящая элита осознает необходимость собственной защиты в рамках независимого суда, в том числе защиты своей собственности, при смене властных элит. Сейчас же, пока это не осознано, независимый суд не нужен никому, кроме граждан.

Ученые рассказали, почему судьями становятся секретари и прокуроры, а не адвокатыИсследователи Института проблем правоприменения подготовили доклад об источниках пополнения судейского корпуса и сообщили, что адвокатский опыт мешает получить рекомендации ККС

Юристы и адвокаты это хорошо чувствуют. Казалось бы, при том, что юристов в стране около 2 млн, мы все могли бы надеяться на то, что судебная корпорация наполнится лучшими из лучших. Но этого не происходит, что показали результаты исследования Института проблем правоприменения об источниках пополнения судейского корпуса.

В судебной системе сегодня очень большое количество вакансий, и только в крупных городах на место судьи претендуют несколько человек, чаще конкурс провести не из кого.

Такая неудовлетворенность статусом российской судебной власти и нежелание юристов иных профессий становиться судьями (как выяснили исследователи, около 65% судей пришли из аппарата суда, где кандидат обретает навыки работы в бюрократической системе), помимо отсутствия ее независимости, мне кажется, кроется еще и в ощущении в обществе ее несправедливости. Речь идет именно об ощущении, потому что у каждого из нас могут быть разные представления о справедливости.

А ведь в разговоре о судебной системе очень важно понимать, для чего вообще нужен суд и в чем собственно фундаментальный смысл работы судьи.

На мой взгляд, лучшее определение сущности суда и судебной работы дано в ст.

Читайте также:  Право на наследство: у одинокой престарелой матери две дочки, имеющие одинаковое право наследства

10 Всеобщей декларации прав человека, где сказано, что «каждый человек для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения имеет право на основе полного равенства на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом». Главное, для чего создан суд – определение наших прав в гражданских делах и установление обоснованности обвинения в уголовных. Нет ни слова ни о задаче борьбы с преступностью, ни о защите «государственных» интересов или чьих-то «чувств» и т.п.  

Правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах, прежде всего, конкретного человека. Не организации, не государства, не партии, не социальных групп, а конкретного человека.

У нас же, как представляется, главные цели суда – обеспечение, прежде всего, государственных интересов (под ними могут пониматься и абсолютно ложные интересы олигархов и бюрократии) и единства практики (правильной или неправильной – неважно), а не достижение справедливого правосудия по конкретному делу.

Поэтому и показатели судебной отчетности – стабильность и единство судебной практики, а не срез доверия людей к суду.

Об этом свидетельствует и анализ заключений Квалификационной коллегии судей, проведенный исследователями по результатам рассмотрения 959 кандидатур на должность судьи в 2014–2015 гг., который позволил обнаружить, что характеристики, связанные с дисциплинированностью, встречаются практически в каждом заключении претендента на должность судьи.

В то же время указания на независимость и беспристрастность кандидата встречаются только по одному разу. Отмечена справедливость кандидата – три раза. Отсюда исследователями был сделан обоснованный вывод: «сейчас при приеме в судьи наиболее важными качествами личности считаются исполнительность и дисциплинированность».

За три года с момента проведенного исследования мало что изменилось, мне представляется, положение даже усугубилось.

Конечно же, в такой системе ценностей предложение омбудсмена по делам предпринимателей Бориса Титова, предлагающего установить чуть ли не квоту для приобретения адвокатами статуса судьи, ничего, по сути, не даст, даже если таких адвокатов найдется необходимое число.

Кроме того, юристов пугают запредельные нагрузки судей, которые выдерживают только женщины – их по статистике в судебной системе около 70%. Препятствием также являются слишком широкие полномочия председателей судов.

Причем не только при назначении на должности судей и при обеспечении материальными благами, но и при осуществлении правосудия.

Иными словами, есть ощущение, что судебная власть построена как закрытая корпорация, основанная на иерархических бюрократических принципах, связанных со стремлением председателей судов быть не первыми среди равных, а управлять судейским корпусом, в том числе набирать послушных судей.

Все это не свойственно сущности правосудия.

Вопросы о том, что можно сделать, чтобы изменить ситуацию, и при каких условиях адвокаты будут стремиться продолжить свою юридическую карьеру в суде, очень сложны. Рецепта нет. Но ясно, что отсутствие в России независимой судебной власти в подлинном ее виде не позволит что-либо существенно изменить.

И это означает, что всем нам можно и нужно делать все от нас зависящее в направлении создания независимой судебной власти именно как власти. 

Но результат, полагаю, пока будет невелик.

Что такое справедливость и существует ли она в жизни?

Один из принципов, определяющих добрые взаимные отношения между людьми. Он заключается в том, чтобы каждый получал то, на что имеет право, однако при этом не нарушая прав других людей.

С детства мы приучены различать два типа зла – внешнее, событийное и внутреннее, психологическое. Первое зло – это условно «плохие» явления.

Второе – наша как бы «закономерная», негативная реакция на них – переживание злости.

«Плохими» мы называем явления, которые, как мы чувствуем, не имеют права существовать – то есть существуют «незаконно», и «должны» быть по «справедливости» истреблены – и тогда воцарится «добро». Сплошные кавычки.

При этом собственное чувство зла вытесняется и проецируется во вне. Дескать, с нами-то все в порядке, мы зло лишь наблюдаем, а испытываем обострившееся чувство «справедливости». А зло – там во вне, с ним-то и надо разбираться.

На деле «зло» всегда остается собственным переживанием – чувством злости. Именно интенсивностью этого личного чувства измеряется тяжесть внешнего события – «зла» в мире, которое констатирует наш неравнодушный, пристрастный ум.

В том числе и так порождаются всевозможные формы массового психоза социальной нетерпимости: расизм, сексизм, гомофобия, ксенофобия и др.

Войны начинались, когда маги какого-нибудь клана объявляли чужую реальность злодейской. Они показывали сами себе кино про других, потом делали вид, что это были новости, доводили себя до возбуждения и начинали этих других бомбить.

Виктор Пелевин

Я не утверждаю, что чувство справедливости – это, вообще, какая-то ошибка, а только пробую присмотреться к нему внимательней, и разобраться, что именно этим чувством называют.

И почти всегда – это эмоционально насыщенная, крепкая, безусловная вера в правильный вариант реальности.

Верующий при этом, словно заглядывая в планы Творца, принимается судить – указывать миру, что обязано наличествовать, а что подлежит обязательному исправлению или уничтожению.

Начинка чувства справедливости

Злость – не единственный способ почувствовать несправедливость жизни. Есть еще и обида, зависть, чувство вины – наша психика богата на способы сопротивляться происходящему.

Зависть подсказывает, что «по справедливости», мы должны иметь не меньше и не хуже, чем тот, кому мы завидуем. Зависть побуждает «справедливо» осуждать и наказывать чужую несдержанность и раскованность там, где мы себя привязываем к батарее сковываем своим «правильным» поведением.

Обида подсказывает, что человек, практикующий невыгодное для нас поведение, обязан «по справедливости» раскаяться и начать исправляться.

Чувство вины мы переживаем, когда констатируем несправедливость на сей раз в собственных поступках. Вина подсказывает, что мы поступили «плохо», и поэтому потеряли право быть любимыми.

А чтобы это право вернуть «обязаны», опять же, раскаяться и начать исправляться.

Даже если это в принципе невозможно, все равно «обязаны», потому что «справедливости» наплевать, есть ли для требуемых ею перемен реальная почва.

Иными словами, то, что мы чувством справедливости называем – это не какая-то самостоятельная единица эмоциональной сферы, а целая смесь различных переживаний – чаще всего негативных, но в собственных глазах облагороженных.

Я не утверждаю, будто все разновидности реакций из «чувства справедливости» – сплошное «зло». Иногда «справедливость» действительно побуждает к «возвышенным» и «благородным» поступкам. Но чаще всего «справедливостью» прикрывается личная, порой откровенно эгоистичная выгода.

Всеобщее «добро»

Самый коварный самообман, который чувство «справедливости» прикрывает, – тот самый трюк ума, где личные, порой далекие от реалий притязания убежденно навязываются под видом всеобщего объективного добра. Такая слепая убежденность побуждает с пеной у рта доказывать окружающим, какой должна быть жизнь.

С таким настроем жестокое самоуправство вдруг становится «освободительным» крестовым походом против «неверных». И в награду «крестоносцы» получают прощение всех грехов. Исторический факт. Так личные неврозы и принимаются за сверкающе чистую монету.

Все было бы куда проще, если бы действительно существовала единая и понятная для всех справедливость – спорить было бы не о чем. Но в ранг такой большой всеобщей правды мы воздвигаем множество маленьких личных полуправд.

Искреннюю убежденность в своей правоте может иметь каждая из конфликтующих сторон. Вроде как все «правы» и «справедливы», а договориться не могут, принимают друг друга за агрессивных противников истины и справедливости – осуждают и наказывают за разницу в самообмане.

Какой должна быть жизнь

Несправедливость мира – это сброс ответственности за свои нереалистичные ожидания на внешних «виноватых». Обычно за такой безответственностью кроется нежелание признавать качество собственного вклада в свою же жизнь.

Так происходит, когда в глубине души человек сам считает себя слабаком и неудачником, не сумевшим принять вызов жизни – за это себя порицает и ненавидит.

А на поверхности, чтобы от внутреннего конфликта спрятаться, перекладывает ответственность за «неудачи» с себя на правительство, начальство, родителей, партнеров, судьбу, Всевышнего – любую внешнюю силу, которая «помешала» счастью, либо была «обязана» устроить все «по справедливости» – то бишь обеспечить исполнение желаний, но не устроила, не обеспечила.

В идеале надо бы понимать, что никто нам ничего не должен. Но есть и хорошая новость – мы тоже никому ничего не должны. Ни себе, ни окружающим. На все – свободная, добрая воля. Прекрасно понимаю, насколько эта тема скользкая. Планирую разбирать нюансы в будущих статьях.

Правда заключается в том, что мы понятия не имеем, какой должна быть жизнь. Либо можно сказать, что горькая для наших оторванных от жизни чаяний правда – в том, что все уже происходит именно так, как должно происходить. Потому что так устроена жизнь – таков естественный ход вещей. Никто и ничто не может иначе.

Эти беспощадные к нашим ожиданиям, холодные закономерности жизни, пожалуй, и есть та единая для всех справедливость, на которую только и можно опираться. Иначе остается удивляться, как это люди имеют столько наглости – идти против всеобщей святой справедливости – нашей маленькой лжи самим себе.

Игорь Саторин

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *